Разрыв связи

Ответить
Аватара пользователя
Ириаслан Исилмэ
Преподаватель Магических потоков
Сообщения: 119
Зарегистрирован: Ср ноя 22, 2017 3:37 am
Контактная информация:

Разрыв связи

Сообщение Ириаслан Исилмэ » Сб мар 03, 2018 1:35 am

Резиденция графа Иштфана Гроссу, параллельный мир.
Середина мая 2017 года (приблизительно 17 мая). Даты уточняются в процессе связи соседних отыгрышей.
Поздний вечер.
/rem. - Здесь публикуется большой лог, действие которого происходит поочередно в реальности, где находится резиденция графа-вампира и в реальности "Шэмрока".
Лог дополняется по мере редактирования. Однозначные даты будут проставлены после понимания нынешнейго таймлайна "Шэмрока"./



Лог 1. Истинное Имя.
День первый.



Штефан вошёл в гостиную с довольной улыбкой. Сегодняшний день он провёл со своей супругой в лаборатории. Они частенько собирались вместе и проводили эксперименты по алхимии, и потому молодой граф был в приподнятом настроении, усталый, но довольный. Войдя в комнату, он сразу же упал в мягкий диван, взял свежую газету с новостями и углубился в чтение.
- Ште-е-еф! - призывный вопль масочника можно было слышать по всей резиденции. Прогрохотав сапогами по лестнице и пошумев в коридоре, он вломился в гостиную. Стремительно пересек расстояние от дверей до дивана, на котором изволила валяться его светлость граф Гроссу, и решительно выдрал из рук вампира газетку, оставив ему лишь жалкий смятый клочок. - Мне нужно на Грань! Сейчас же! Так что отрывай свою задницу от дивана и вперёд!
Вампир медленно поднял взгляд и молча посмотрел на своего друга. Ему был непонятен поступок Шута. Зачем портить газету? - Раз. Зачем вопить на всю резиденцию как белуга? - Два. Он ждал объяснений.
Молчаливый вопросительный взгляд вампира немного отрезвил Шута. Масочник покрутил в руках смятую испорченую газету, тщательно её разгладил и сунул обратно графу.
- Ну, я тут накосячил немного... - туманно начал он. Бесцеремонно сбросил ноги графа с дивана и шлёпнулся рядом. - Так мы отправляемся или как?
- Нет, конечно,- спокойно с расстановкой, не обращая внимание на поведение друга (привык уже), произнёс аристократ. - Чем накосячил? - вампир всегда предпочитал сначала узнавать, а после - делать выводы, - рассказывай.

Ириаслан появилась на пороге гостиной в момент, когда в воздухе ещё ощущался привкус лёгкой паники. Она застала недоумённого графа, у ног которого валялась смятая газета, и Шута встрёпанного и беспокойного. Глаза у мимикра были неожиданно растерянными.
- Кхм... - вежливо кашлянула леди, бросив вопросительный взгляд на вампира. Могло статься, что она явилась несколько не вовремя.
- Судя по всему, твоя сестра не желает более видеть меня, - произнес Шут после довольно продолжительно молчания. Провёл рассеянно ладонью по волосам и неожиданно наткнулся взглядом на стоящую в дверях ледянницу.
"Надо же, даже не заметил, как она здесь появилась..."
- Мое почтение, леди, - поприветствовал торопливо мимикр.
Вампир же, заметив вошедшую в комнату преподавательницу, рывком поднялся с дивана, переложив клочки газеты на стол. Галантно поклонился, приставив ладонь к груди, и вежливо улыбнулся ей.
- Добрый вечер, Леди Ириаслан, очень рад. Проходите, пожалуйста, - и обратился уже к своему другу. - И какова причина того, что ты решил, что Кристи больше не желает видеть тебя? Ты забрал её кредитную карту? - пошутил живой-мёртвый.
- Что-то вроде того, - усмехнулся Амадун в ответ на шутку. - Она вернула кольцо. Точнее, просто оставила валяться на полу и ушла. Я всё удивляюсь, как она мне его в морду не кинула…

Эльфийка прошла вперед осторожно, присела в первое попавшееся на пути кресло.
- Леди Исилмэ, чаю? - улыбнулся вампир и уже серьёзно, слегка нахмурившись, посмотрел на масочника: - Что ты натворил? Рассказывай, если хочешь, чтобы я помог тебе.
Эльфийка торопливо кивнула, давая понять, что об её удобстве беспокоиться сейчас не обязательно, но услужливый Себастьян ждать себя не заставил. Получив в руки фарфоровую чашечку, леди постаралась сделаться как можно менее заметной в этой комнате. К счастью, Шуту сейчас было однозначно не до гостей.
- Хм... - Амадун откинулся назад, решая с чего начать и что вообще стоит рассказывать. - Мне было скучно, и я решил поиграть с одной рыженькой ведьмочкой. В результате спровоцировал её на довольно... кхм... откровенные действия. Не учёл, наколько сильно влияет на неё сейчас близость полнолуния. В общем, когда появилась Флёр, очаровательные клыки леди Синкур находились у меня в шее, - масочник поднял взгляд на Исилмэ.
Леди невозмутимо поднесла к лицу чашку для того, чтобы сделать глоток. Взгляд у неё был на удивление серьёзный и понимающий, хотя до сих пор она не сказала ни слова.
- И это всё? - усмехнулся Штефан. - Что-то я сомневаюсь, что из-за этого она порвала между вами отношения. Кристи амбициозная, но не настолько... С Лили всё в порядке? - зная младшую, граф мог предположить всё, что угодно. Свою сестру в ярости он видел несколько раз, и ему хватило опыта, чтобы начать беспокоится за обеих.
- В полном. Только расстроилась немного, - отозвался Шут. - Из того, что видела Флёр - всё. Других подобных проколов я за собой не знаю, - поднявшись с дивана, масочник прошёлся по комнате, чтобы в конце концов остановиться у камина, на полочке которого до сих пор лежало колечко с чёрным камнем.
- Кристина изменилась. Раньше она не ушла бы вот так просто, - добавил вполголоса. - Так ты поможешь?
- А оно тебе надо? - граф был против отношений Кристины и Амадуна и прекрасно понимал, что Шут не договаривает. - Флёр иногда не хватает внимания. Так может, она просто хочет, чтобы ты за ней побегал? - аристократ улыбнулся и жестом указал дворецкому материализовать бутылку вина и бокалы. На столе появилось красное сухое "Altos de la Hoya" 2010 года. Вампир разлил вино по бокалам, взял свой, пригубил и посмотрел на преподавателя, ожидая, что она поддержит его мыль.
- А знаете, леди Исилмэ... я хочу познакомить вас со своей супругой, леди Гроссу-Розенталь, я думаю, она понравится вам... - внезапно произнёс парень.

Эльфийка только задумчиво усмехнулась. Слушая Амадуна, она тоже приходила к мысли, что масочник не до конца честен с другом. Даже известная эмоциональность семьи Гроссу - это ещё не повод уходить в другое измерение из-за простой "обиды". Эльфийка отвлеклась от наблюдения за Шутом только когда её вопросом отвлёк Штефан.
- Жену? - будто бы немного удивилась, но вежливая улыбка вернулась на её лицо почти моментально. - Я буду рада познакомиться с графиней, - проворковала ледянница, в полной мере изображая из себя светскую даму.
- С любовницами тоже познакомить не забудь, Гроссу, - ровным тоном заметил Шут. - Они у тебя не менее прекрасны, чем супруга.
- А я из них кто-то не видела? - всё с той же непробиваемой вежливостью спросила Исилмэ, задумчиво улыбнувшись куда-то в чашку.
- Кто знает, леди? - Шут пожал плечами, отводя взгляд от кольца на каминной полке и поворачиваясь к эльфийке и графу лицом. Подхватил подплывший по воздуху бокал с вином, кивком поблагодарив невидимого дворецкого.
- Мои любовницы остались в прошлом, теперь я - просто чудо! - оскалился вампир демонстрируя клыки своему другу. - А ты не ответил на вопрос, между прочим... - напомнил он, стараясь как можно быстрее закрыть тему про любовниц. Высказывание вампира заставило масочника иронично фыркнуть.
- О да, ты просто душка. Не было бы надо, не просил бы. Просто ответь - поможешь или нет?

Ириаслан только старалась удержать на месте дрожащие от невольной улыбки губы. Не в её правилах было вмешиваться в подобные разговоры, но...
- Что такого может сделать Штефан, чего не можете вы, Амадун? - делая очередной глоток, леди блестящими глазами посмотрела на Шута. Сравнение магического потенциала Шута и Штефана выходило не в пользу последнего.
- Амадун... - граф задумался, - вот если честно, ты ведь понимаешь, что я был против ваших отношений. Я этого не скрывал, когда ты просил руки Кристины. Но мы никогда не поднимали тему "Почему против?". Тебе не интересно послушать? - вампир повернулся в сторону ледянницы и спокойно разъяснил: - Леди Исилмэ, Амадун надеется, что я открою дверь на Грань, и мы просто шагнём в мой родной мир. Но это совсем не так как ему кажется. Кристина сейчас находится на пересечении мира живых и мёртвых, а попасть туда не так просто. Живому. Вы понимаете меня?
- Более чем, - кивнула леди и перевела взгляд на Масочника. - Простите за вопрос, но между вами всё серьезно? До какой степени?
- Вы слышали Штефа, леди. Я не могу попасть в его мир, - масочник досадливо поморщился. Среди его масок не было той, что обладала бы подходящими способностями. А настолько дурным, чтобы полагаться на случайный непроработанный облик, Шут не был. Устраивая в бокале миниатюрный винный шторм, парень, тщательно подбирая слова, ответил и эльфийке: - Все достаточно серьёзно, леди. Я принял решение, и отступать от него не намерен, - Шут посмотрел сквозь алую жидкость в бокале на вампира. - Ты ведь был с нами, когда я приносил клятву. Помнишь?

- Хорошо, - сощурилась эльфийка и спросила раньше, чем вампир успел ответить мимикру. - Её Истинное Имя вы знаете?
Масочник прикрыл глаза и неохотно ответил Исилмэ:
- Да. Знаю.
- Что?! - Штефан чуть не выронил из руки бокал. - Это... невозможно! Она не стала бы... - но ведь учитывая своё состояние и учитывая данную Шутом клятву, Кристина действительно могла назвать своё Имя. Штефан не ожидал подобного поворота событий.
- Чёрт... - запоздало осознал он, присаживаясь на диван и глядя куда-то сквозь стол. - Что ты сделал? Почему она ушла от тебя? Говори! - последнее он почти крикнул.
Ириаслан поставила чашку с недопитым чаем на столик и взглядом нашла тёмные глаза мимикра.
- Позовите её. Штефан отказался рассказать мне, какова на самом деле связь между вампиром и его избранником... но я подозреваю, что её достаточно, чтобы невеста вас услышала. Вы знаете, как это сделать? - кажется, тихая истерика молодого графа леди совершенно не интересовала. В ясных голубых глаза одна за другой вспыхивали мелкие острые искорки.
С силой сжатый бокал в руках Амадуна лопнул, брызнув искристыми осколками.
- Чёрт... - масочник растерянно посмотрел на свою руку и покачал головой. - Нет, леди, не знаю.
- Хм... - и ледянница наклонила голову и прикрыла глаза, сосредотачиваясь.

Штефан тяжело вздохнул, взъерошив рукой волосы. И произнес медленно, осторожно подбирая слова:
- Ты можешь попасть туда, в мой мир... Теоретически. Я могу для тебя открыть мир Грани. Но на саму Грань, покуда ты жив, ты не попадёшь. В теории, тебя необходимо ввести в состояние полу-мёртвого и создать тебе в мире живых-мёртвых аватар. Только таким ты можешь быть на Грани, - взгляд вампира прилип к другу. - Пока ты не принадлежишь к категории Высшей нежити. После инициации ты будешь прибывать на Грани в своём теле.
- Я... - Шут осёкся, услышав слова графа. - Полу-мёртвым?
Но вместо того, чтобы ответить, граф внезапно дёрнулся, цепляясь руками за бокал. Его глаза остекленели. То, что он ощутил, было похоже на тихий, но долгий вздох. Всего одна осторожная, вороватая мысль-прикосновение.
Бокал лопнул. Тёмно-бордовое вино, брызнув, полилось на пол и по рукам графа, пачкая идеально белый пиджак. Мелкие осколки впились в руки, но Штефан не ощутил этого. Если бы он уже не сидел, то наверняка не устоял бы на ногах. Вампир улыбнулся болезненной улыбкой умалишённого и перевёл взгляд на Неё. Прикрыл глаза, молча кивая и улыбаясь.
- Я не говорил... - шёпотом произнёс парень, качая головой. В следующий момент он резко ударил кулаком по столешнице. Каменные ножки мраморного тяжёлого стола скрипнули по паркету. - Я. Не. Говорил... - через силу выдавил из себя Штефан.

Услышав хруст стекла, эльфийка поняла, что несколько... промахнулась в расчетах. Точнее, попала туда, куда совсем не ожидала. Выбила пятнадцать из всех возможных десяти.
"Ай, черт…"
Она поморщилась болезненно, будто наступила на иголку. Вздохнула, откинулась назад в кресле и устало заметила в потолок:
- Вот как-то так это и выглядит, - разумеется, слова предназначались Шуту. - Сконцентрируйтесь на образе, представьте женщину стоящей рядом с вами, попробуйте мысленно дотянуться и позвать. Должно сработать... - и из-под полуприкрытых век, не опуская чуть запрокинутой головы, Исилмэ посмотрела на побелевшего лицом графа. "Бездна, забери... столько планов крахом из-за одного слова!".

- Я... не... говорил... Вам... - пауза. - Тебе...
"Серебро..."
Штефан смотрел на эльфийку. В его глазах отражались боль и сожаление, будто он упустил самое важное в своей жизни и больше никогда не вернётся к этому.
- Я много раз говорил, что мне жаль... - шёпотом произнёс он, - но я не догадывался, что когда-нибудь я буду сожалеть настолько...
"Я жалею о том, что встретил тебя..."
Граф замолчал, опуская взгляд в пол. В абсолютной тишине прошло несколько секунд.
- Я сделаю всё, что от меня зависит, Амадун... - наконец очень тихо произнёс Штефан. Его мёртвое сердце билось в груди так, что казалось, будто оно поднимется толчками до самого горла и когда-нибудь выскочит наружу, заливая кровью стол и осколки лопнувшего бокала.
- Ты о чем, Штефан? - масочник переводил взгляд с вампира на эльфийку и обратно. Вино капало с руки, мешаясь с редкими темно-красными густыми каплями. - Леди Исилмэ?
Эльфийка тоже молчала, глядя куда-то в сторону. И у Амадуна, по сути, не оставалось выбора.
- Хорошо, я попробую, - коротко кивнув, Шут закрыл глаза. Сосредоточился. Перед закрытыми глазами возник образ Цветка. Такой, какой он её запомнил с первой встречи. Опасной. Желанной. Сводящей с ума... И короткое звонкое имя, названное однажды. Желая увидеть ее здесь и сейчас, чтобы хотя бы поговорить. Амадун вздрогнул, услышав ответ. Он до последнего не верил, что всё получится. Но, услышав её, изо всех сил мысленно ухватился за эту тонкую связь, "выпадая" из реальности.

- Вам следовало с самого начала говорить прямо, - заметила в это время эльфийка, предпочитая смотреть куда-нибудь в сторону, а не на графа. Ириаслан, как и всегда, казалась спокойной, но черты красивого лица будто бы окаменели на мгновение. Ледянница ещё какое-то время молчала, иногда бросая взгляды на лицо Шута, всей мыслью вложившегося в зов и думала, анализировала. Мысленно перекатывала в мозгу ощущение последних нескольких секунд. Кажется, ничего не произошло. Всё ровно так же как и было. Но не для Штефана.
- Я говорил... говорил, что люблю Вас... Тебя, Серебро... - прошептал парень, медленно поднимаясь с дивана и подходя к окну. Куда угодно, только не бы видеть сейчас её. Аристократ знал, что его лучший друг их не слышит. Всё изменилось.
"Почему ты не сказала раньше?"
Эльфийка нахмурилась. Её следующая короткая мысль хлестнула разум вампира, как пощечина.
- Я уже говорила, что это имя не для вас, Штефан! Оно не имеет отношения к Истинному - у меня его нет - но оно не для вас.
- Я... помню... - вампир сглотнул подступивший к горлу ком. В его висках нарастающе стучали барабаны. - Когда я называю тебя так, Ириаслан, мне кажется, что становлюсь ближе. К тебе. Надеясь до последнего об ответном чувстве, - в его голосе появилась усталая хрипотца. - Но теперь поздно, - вампир смотрел на запотевшее стекло. - Жестоко получается. Я ведь надеялся, что освободился от тебя.
- Если бы вы назвали своё Имя жене, как должны были, то освободились бы, - Ириаслан потянула руки к плечам, неосознанно пытаясь укутаться в плащ, которого на ней не было.
"Мор, чума и холера!"
Среброволосая, поджав губы, опустила ладони на подлокотники кресла и с силой начала мять пальцами жесткую ткань обивки.
- Я пообещал ей это, если она родит мне сына. Она дала мне шанс, Ириаслан. Нам с Тобой. Шанс, - граф провёл по запотевшему стеклу пальцем, собирая испарину. - Я же говорил - она просто прекрасная женщина... - вампир разочарованно вздохнул. Он злился. На себя и на неё, на сидящего в комнате лучшего друга, на весь мир. - И ты не могла знать моё Имя! Не должна была… - вампир грустно улыбнулся своему отражению в окне. - Хотя, какое я имею право говорить, что ты должна, а что нет? Теперь не важно. Всё не важно...
- Наследника зачинают не Именем! - фигура Штефана на краю зрения маячила, как немой упрек эльфийской глупости. Стоило быть осторожнее, стоило узнать больше и убедиться! Ириаслан готова была грызть ногти от досады и раздражения. Не первый ведь раз знания Штефана оказываются ущербными. И что теперь делать с вампиром, воющим как подбитая собака? Ледянница против воли перевела взгляд на Штефана. Вдох-вы-ыдох... стоило успокоиться и еще раз взвесить ситуацию. Ириаслан медленно разжала стискивающие подлокотник пальцы, одёрнула юбку. Присмотрелась к графу внимательней.
«Что у тебя внутри, вампир? Такие же трагические сопли?»
Он будто впустил в собственное сознание беспардонных воров. Ледянница, уверенная в собственной неуязвимости, вторглась в его мысли и разум, переворачивая там всё с ног на голову. Нагло заглядывая в самые далёкие уголки, которые Штефан доверчиво открывал для неё. Связь устанавливалась постепенно, и вампир чувствовал эмоции ледянницы.

Шут в это время открыл глаза, всё ещё слыша отзвук последних слов Цветка. На него сразу рухнула усталость. Сделав несколько неуверенных шагов, парень навалился на спинку ближайшего кресла и опустил голову. Кончики его пальцев неприятно покалывало, но масочник не обращал пока на это внимания, занятый своими мыслями.

- Я понимал, что принадлежу только тебе... - молчать вампир не мог. Слова лились из него неостановимым потоком, несмотря на кавардак в мыслях. - С первой нашей встречи, когда только увидел тебя. Не стоит тебе решать за меня, что я делаю правильно, а что нет. Это была причина, почему я не назвал его Иветте.
Штефан отвернулся от окна и только теперь посмотрел внимательно на ледянницу.
- Я ждал, когда ты его произнесёшь, я надеялся... - он улыбнулся улыбкой, которой улыбаются самоубийцы, приставив дуло ствола к виску. - Я понимал, что это невозможно. Ив оставила мне шанс, не настаивая на обладании моего Истинного Имени. Иветт - замечательная женщина, Ириаслан.
- О, я не сомневаюсь! - прошипела ледянница, чьи глаза начинали медленно темнеть. - Надеюсь, это маленькое происшествие не отменит запланированный чайный вечер с графиней Гроссу, - если бы эта хрупкая женщина могла плеваться ядом, она бы наверняка плюнула. Её злость и отвращение вампир чувствовал так, будто желчь копилась у него во рту. Он смотрел в штормовые глаза декана Интуиции и слышал море.
- А надо? - с ухмылкой спросил граф.
- Что, сразу пасуете? - леди с презрением скривила тонкие губы. - Трус.
- Как хочешь! - он неожиданно хитро оскалился, глядя в тёмную бездну моря. - Я же сказал, что теперь всё не важно. Скоро ты поймёшь, что такое Истинное Имя, дорогая. Хочешь познакомиться с леди Гроссу - знакомься, не хочешь - твоё личное дело!

- Да какого черта? - прошептал в этот момент Шут, поднимая голову. Проявившиеся было в уголках глаз стрелочки тёмного узора исчезли. По лицу и телу масочника пробежала волна изменений. Секунда - и внешность парня в очередной раз изменилась. - Вы закончили обмен любезностями? Штеф, ты обещал помочь. Что мне там делать надо? Разбежаться и башкой стену протаранить?
Ириаслан, в ответ на слова Штефана, фыркнула и обернулась к Шуту.
- Ваша дама отправила вас в Бездну? Не поверила вашей искренности или...? - судя по внимательному взгляду, у леди и на этот случай был какой-то теоретический рецепт.
- Моя дама со мной попрощалась и, судя по ощущениям, послала куда дальше, чем в вышеобозначенную Бездну, - любезно отозвался масочник, сжимая пальцами несчастную спинку кресла. - Вы можете предложить что-то лучшее, чем Гроссу?
Вампир заметил, как меняется лицо масочника, и это его начало беспокоить. Верный признак того, что у Амадуна отсчёт жизни начался в обратном порядке. - Что с твоей маской, Шут?
- Ничего, всё в порядке. Мне надоел тот облик, - масочник криво усмехнулся и бросил внимательный взгляд на Ириаслан. - Ну так…?
Ириаслан выпрямилась в своё кресле и на мгновение закрыла глаза... чтобы через пару секунд резко открыть их и перехватить взгляд вампира. Штефан почувствовал, как его мысленно прощупывают. Быстро и бесцеремонно, как попавшегося на краже вора. Дергают за волосы, срывают одежду, проверяют его всего на прочность. Его и пока еще тонкую связь установившуюся между ним и ледянницей. Из-за безупречной маски расчетливого коварного наблюдателя, царствовавшего в голове Исилмэ, на графа издали, как жаром, пахнуло ненавистью.
- Скажите мне, Амадун, - колкий взгляд Исилмэ в это время не отрывался от глаз Штефана, - вам стыдно за то, что вы сделали? Только честно! Вы хотели этого или не хотели? От вашего ответа, зависит мой совет.
- Нет, леди. Я осознаю и признаю свою вину, но мне не стыдно. Я не собирался изменять своей избраннице.
- Запомните эту мысль, - чуть подрагивающие зрачки Исилмэ медленно, как у кошки в темноте, расширялись, но голос её оставался ровным. И так же медленно приобретал глубину и уверенность. У ледянницы было сосредоточенное лицо полководца, смотрящего на ему одному видимую схему боя.
- Ммм... ну ладно, сам так решил, - путано произнёс вампир, пытаясь понять, что хочет от него ледянница. Было неприятно, словно его вывернули кишками наружу и демонстрируют окружающим. Аристократ потряс головой, чтобы отбросить эти мысли.
- А я обещал? - растерянно переспросил граф. - Да, конечно... всё, что захочешь.
- ...и снова позовите её, - продолжала тем временем эльфийка. - Ваша связь не позволит вам солгать. Как и ей. Встаньте перед ней, как жертва на заклание... а потом так же ярко подумайте, как она для вас важна. Отпустите свои мысли на свободу.
- Ириаслан, это не поможет! - Штефан с сочувствием качнул головой. - Кристина упрямая, и если она ушла, то назад из гордости не пойдёт. Единственное, что можно сделать - это перенести её сюда.
- Вы забыли, о чем я рассказывала, Штефан! - рыкнули ему в ответ. - Связь открывает абсолютное понимание чужого разума. Куда более, глубокое, чем просто ощущение чужих сомнений и страхов.
- Она просила не звать её больше! Думаете, я не поступил так, как вы советуете? - Шут сдержал желание разнести тут всё к чертям собачьим, чтобы хоть так избавиться от напряжения. - Когда приступим, Штеф?
- Когда хочешь... - Штефан уставился в одну точку, пытаясь понять, что с ним происходит. Пока, наконец, до него не дошло. - Можем сейчас, можем, когда захочешь. Нужно обдумать. Я могу принести её сюда, но она же не станет меня слушать! Если бы я её усыпил... Стоп! Что-то продавал мне Маркс, что-то наверняка есть в лаборатории. Я сонного ничего не создавал, но у Ив может оказаться, - сейчас Штефан из о всех сил старался не думать над тем, что произошло.
- Связь сложна, Амадун, - напомнила эльфийка масочнику. - Если вы будете тверды и вцепитесь в неё покрепче, играть в обиженную принцессу у неё долго не получится.
- Она беременна. Не опасно будет усыплять её? - в ответ же на слова эльфийки Шут отрицательно мотнул головой. - Нет, лучше с глазу на глаз.
- Мы и не напрашивались в свидетели, - леди повела затекшим правым плечом и позволила себе отклониться назад, к мягкой спинке кресла. - Но инициировать вас - это не выход. Если брат может привести её - пусть приведёт. От верно рассчитанной дозы снотворного хуже не станет.
- Ничего ей не станет, Ириаслан, - Её имя Штефан произнёс с теплотой, подобной которой никогда не слышал от самой сребровласой. - Она не-живая, и в ней не-живое существо. Прости, Амадун, ваш... эмм... ты понял...

Граф смотрел на эльфийку, внимательно изучал её черты лица, едва заметно улыбаясь.
"Я знаю, что ты злишься... Но ты всё равно прекрасна..."
От этой теплоты ледянница отмахнулась раздражённо, как от мухи. Граф понял в этот момент, что эмоция его слишком сильная - она оставила в сознании леди ощущение, подобное с физическому тёплому прикосновению. От такой неожиданной реакции вампир моргнул.
"А если я стану для тебя холодом? Хочешь?"
Граф успокоил свои мысли, концентрируя в себе мёртвый холод.
"Может так тебе будет комфортней?"
Эльфийка мысленно взбрыкнула. Кто-то когда-то говорил ей примерно то же самое. И обрывок воспоминания скользнул перед внутренним взором Штефана. Чьи-то чужие руки. Холодные. Приятные. В них ей когда-то было очень спокойно. Ириаслан снова оскорблено дёрнулась.
"Пошел вон!"

- Я понял! - живой голос Шута решительно прервал эту мысле-паузу. - Инициация будет в любом случае. Так какая к черту разница, когда именно?! Я хочу видеть Флёр рядом с собой. Вот всё, что меня сейчас интересует, - оттолкнувшись от кресла, Амадун добрался до открытой бутылки с вином и сделал хороший такой глоточек прямо из горлышка.
- Инициировать? Тебя? Сейчас? - вампир отвлёкся от своих мыслей. Шут поперхнулся, услышав вопрос друга.
- Это ты спрашиваешь или уже предлагаешь? - поинтересовался и вновь приложился к бутылке. Напиться ему хотелось нереально.
- С ума сошли? - опомнилась эльфийка. - Зачем вам это полу-живое существование?
- Леди, а нахрена мне быть живым, но без Цветка? - парировал мимикр.

Лилит шла по коридору и слышала каждый звук, шорох и вздох, все запахи смешались в безумный коктейль, а самым желанным из них был запах крови. Еще не время для голода, но уже близко. Глаза её теперь не меняли цвет и стали золотыми. Ведьма открыла дверь и окинула взглядом присутствующих. Улыбка на красивых губах стала немного грустной.
- Здравствуйте, леди Лилит, - Штефан вытащил из кармана пиджака шёлковый платок и стёр с рук остатки крови. Раны на его руках уже затянулись.
- Приветствую, Лилит! - Амадун отсалютовал девушке бутылкой. - Не желаете продолжить начатое?
Лилит почувствовала запах крови и сделала шаг вперёд, но слова Шута остановили её.
- Начатое?
- Неудачная шутка, согласен, - Шут с сожалением взглянул на остатки вина и залпом допил их.
Ириаслан полуобернулась в кресле, окинув взглядом Лилит. Горящие глаза молодой женщины заставили её заранее подумать о том, что и сегодня не обойдется без приключений.
- Вам легче? - участливо поинтересовалась у ведьмы эльфийка, внимательно ощупывая её взглядом.
- Да, мне намного лучше, - Лилит, не сводя глаз с Шута, прошла к столику с бокалами и взяла один. - Я долго сдерживалась, но сейчас понимаю, что не стоило.
Она всё еще помнила вкус его крови, но был и тот, чью кровь она безумно хотела попробовать, и лучше бы ему не подходить к ней близко.
- Это хорошо, - Исилмэ, будто бы получив разрешение успокоиться, устало потерла пальцами лоб. Она неожиданно казалась старше, чем обычно.
Граф следил внимательнее, рассматривая золотые глаза ведьмы. Выглядела Лилит свежо и бодро, значит, у неё с Кристи до рукоприкладства не дошло. Штефан кивнул собственным мыслям и обратился к Шуту:
- Я не предлагаю Инициацию, если ты ещё надеешься быть Королём одной из стран Грани. Я не в праве инициировать тебя.
- Шут на троне! - Амадун несколько секунд смаковал возникшую в его мыслях картину. А потом с усмешкой допил вино из горла. - От такой перспективы я не откажусь! - отставив пустую бутылку, масочник чуть покачнулся и направился прямиком к ведьмочке. - Я передумал насчет шутки, кстати! - заявил он, останавливаясь недопустимо близко.
Медленно повернув голову, Лилит вдохнула запах. Его запах. Слишком близко! Сделав глоток вина, которое уже не могло сдержать её, она улыбнулась, показывая клыки.
- Вы хорошо подумали?
- Кажется, нет, - буркнула себе под нос ледянница, из-под козырька ладони глядя на всё это. Если и долгоживущие подвержены глупостям, которые искони приписывали вспыльчивым смертным, то здесь Ириаслан готова была умыть руки.
- Себастьян, - тихо позвала ледянница куда-то в сторону, - воды!
И в появившейся рядом с ней стаканчик Исилмэ бросила тут же созданную пригоршню льдинок. В несколько глотков выпила едва ли не половину. Будь там вино, она бы сейчас очень походила на человека, который желает от души выпить.

Амадун тем временем обхватил оборотня за талию, привлёк к себе и шало улыбнулся, выпуская свои клыки.
- Я сегодня вообще не думаю. Но это ведь не помеха? - после чего запечатлел жаркий поцелуйчик на губах девушки. Оторвавшись, бросил оценивающий взгляд на вампира и эльфийку, явно подбирая себе следующую жертву.
- Я передумал! - оскалился Штефан в ответ мимикру. - Видимо, не зря Криста послала тебя. Учти, подойдёшь ко мне - прибью сразу! - уверенно произнёс аристократ. - А подойдёшь к Ириаслан… хм, не подойдёшь!
- Штеф, завянь. Не видишь что ли, у меня сдвиг на почве любовных переживаний?!
Лилит резко схватила подошедшего мужчину за волосы, потянула его к себе и зашипела:
- Последний раз спрашиваю, пока я могу себя держать в руках: ты понимаешь что будет дальше?
Масочник фыркнул и задумчиво посмотрел на ведьму.
- Не совсем, но ты можешь просветить.
- Сожрите его с потрохами, - тихо посоветовала из своего угла ледянница.
- Леди Исилмэ, а вот этот ваш совет мне совершенно не нравится! - отрезала ведьма.
- Я не позволю, Ириаслан.
"Моя Ириаслан..."
Граф спокойно наблюдал за Лилит и масочником, но это спокойствие было обманчивым. В любой момент он готов был взять ведьму под контроль, хоть и не хотел этого. Шут, в конце концов, сам нарывался.
- Я могу посоветовать вам подняться на крышу и спрыгнуть головой вниз. Но это вам явно понравится ещё меньше, - эльфийка устало, но всё-таки язвительно прищурила тускнеющие светло-голубые глаза. На неё, как бетонная плита, медленно наваливалась усталость. - Я могу понять всю истеричность рода Гроссу и голод хищника, помноженный на похотливость женщины. Но от вас я ожидала чуть большей... рассудительности, - и, отсалютовав обнимающейся парочке бокалом ("Идите и размножайтесь!" - как бы говорил этот жест), Ириаслан опустошила его.
Лилит улыбнулась совету эльфийки и посмотрела на вампира.
- Граф, я догадываюсь, что вы думаете, будто можете остановить меня, как делали это раньше. Но сейчас, - она ласково погладила Шута по щеке, - у вас это не получиться. А вас, мой друг, ждёт или боль, или блаженство - и это зависит от того, будете ли вы сопротивляться.
- Ой ли? - граф улыбнулся. - Проверим, милая?
- Не советую! - девушка заговорила не своим голосом - Ты сейчас ничего не сможешь, вампир! Если не хочешь терять его - займи его место! - голос Лилит стал низким и гортанным.
- Зря ты так думаешь, - с холодной непробиваемой уверенностью произнёс Штефан. - Не забывай, Лилит, я - Первородный. А ещё очень и очень быстрый. Ты даже не увидишь, как я окажусь сзади и с какой лёгкостью смогу убить. Я ведь тоже долго не ел. Не играй с огнём, моя сладкая...
Ириаслан где-то в стороне медленно, тяжело вздохнула и пошевелила пальцами, направляя ход силы в руках. Штефан ощутил, как движется её мысль. Исилмэ смотрела на оборотницу, просчитывая удар, который бы наверняка лишил Лилит сознания, если ситуация выйдет из-под контроля. Вампир молча поймал взгляд эльфийки и покачал головой.
"Не стоит…"
Исилмэ ответила ему только взглядом.
- Хорошо, я доверяю твоему решению, - согласился Наследник с непроизнесённым решением серебровласой, отходя в сторону. Посмотрел на Шута и покачал укоризненно головой.
"Эх ты..."
Мимикр же, мягко коснувшись щеки ведьмы, убрал руку.
- Моя кровь, Лилит, далеко не всегда может быть вкусной.
Выцветающая до полупрозрачности радужка глаз Исилмэ медленно напитывалась цветом и мелкими искорками. В комнате однозначно становилось прохладнее, но в этом ощущении не чувствовалось угрозы. Совершенно.
- Лилит, - эльфийка остановила блестящий взгляд на рыжей ведьме, - подойдите ко мне поближе, пожалуйста.
- Первородный! - гневно рыкнула ведьма, резко разворачиваясь всем телом к вампиру. - Я пила кровь и этого вида! - она тяжело и порывисто вдохнула, пытаясь обуздать накатывающую на неё злость. - Ты всего лишь мёртвый!
И темнота внезапно застила ей глаза. Схватившись за голову, Лилит закричала. Крик перешёл в звериный рёв. Упав на колени, она в последний раз посмотрела на всех в гостиной человеческими глазами, а потом, на секунду пропав в окутавшем её чёрном дыму, превратилась в огромную кошку с золотыми взглядом.
"Держи её!" - вскочила с места Исилмэ.

Секунда - никто и не увидел, как рванул вперёд вампир. Через мгновение он оказался на огромной кошке, прижимая её спиной к себе. Дёргайся - не дёргайся, но сил у вампира куда больше, чем у хищника.
- Давай, Ириаслан!
"Черт!"
То, что эльфийка собиралась делать, помогло бы против постепенно сходящей с ума женщины, но не против хищного зверя. Недооформившееся до конца заклинание пришлось пересобирать прямо на ходу. Ириаслан выбросила вперёд руку и почувствовала, что от такого резкого "поворота" силы кости заныли так, будто кто-то выкрутил ей запястье.
- Д-держи... - просипела эльфийка, с явным усилием пытаясь воздействовать на кровеносную систему оборотня. - Споко-о-ойно... - далеко, будто сквозь толщу воды, она начинала слышать сильные ритмичное биение кошачьего сердца. Прекрасный зверь. Крепкий, быстрый... опасный. Или просто испуганный?
В этот момент в гостиную внезапно ворвалась Ригина - подруга Лилит. Та, что служила её роду, и бросилась к пантере. Она сама ещё не перевоплотилась в зверя, но сила уже была с ней.
- Назад! - рявкнула в сторону примчавшейся девицы Ириаслан и прибавила к одной вытянутой руке вторую. Воздействие на кошку балансировало на грани срыва. Ход крови и давление Ириаслан повышала медленно, но уверенно, едва-едва шевеля пальцами и прислушиваясь к тяжёлому громыханию сердца. И вот только ещё одной истеричной девицы ледяннице не хватало!
Лилит мотнула головой и зарычала. Огонь охватил всё тело зверя. Зарычав громче, Лилит попыталась дотянуться до вампира чтобы разорвать его.
- Стойте! - сквозь зубы прошипел граф на Ригину. - Не подхо-ди-те... - он крепко держал большие лапы, не давая кошке пошевелиться и укусить себя. - Тш-ше... Лилит... Мы не сделаем тебе плохо... ус-спокойся...
- Она не поддастся вам! Она умрёт, если огонь усилиться! - Ригина умоляюще посмотрела на ту, что пыталась остановить Лилит. - Потушите! Умоляю!
"Потушить?"
Резко отпускать взятую под контроль кровь слишком опасно. Исилмэ нервно пошарила взглядом по сторонам и заметила стоящую в гостиной вазу с цветами.
- Себастьян! - крикнула она в потолок. - Воды! - и ухватилась за кошку крепче.
Пришлось нажать сильнее. Ириаслан уверенно и крепко стиснула магией чужое сердце.
Резко сработала пожарная сигнализация, поливая всех присутствующих струями воды.
- Себастьян, - крикнул вампир, - больше воды! - над кошкой и графом появилось ведро, которое окатило их с головы до ног.
- Нет! Не водой! - вскинулась Ригина. - Вино! Вино!
- Что?! - опешила Исилмэ. - Ты совсем рехнулась, женщина?
- Слушайте, что я говорю! Я оборотень, и я знаю что делать! - не унималась Ригина.
Вместе с эльфийкой опешил и граф.
"А я думал, что всё знаю об оборотнях.."

Лилит тонула в облаке иллюзорного огня и не могла контролировать ауру колдовского пламени из-за боли, которая пронизывала всё её тело. Потушить огонь она уже не могла - слишком слабой она стала из-за проклятого заклинания эльфийки. Но зверь не сдавался. Не мог он так проиграть! Не им, не сейчас!
Вампир крепко держал вырывающуюся из рук огромную чёрную кошку.
- Твою ж... - Штефан сосредоточился на ментальной магии, постепенно подавляя волю дикого зверя. Лапы слабеют, тело обмякает. - Лилит... - шёпотом позвал граф, - вернись...
"Штефан? Штефан!"
Боль ослабляла, и сознание ведьмы понемногу возвращалась, но голодный зверь преграждал путь.
- Держите, Штефан, держите... - сипела сквозь сжатые зубы эльфийка, осторожно корректируя ток крови в бьющемся могучем теле.
"Слишком большая разница... слишком..."
Ириаслан на ходу перехватывала упорно ускользающие из-под контроля части кровеносной системы, пытаясь удержать весь этот клубок вен и артерий в относительном балансе.
Кошка громко зарычала и мотнула головой. Огонь загорелся ярче. Издав гортанный рык, она тяжело задышала.
- Себастьян! - кричать уже не получалось. Постоянное заклинание выжирало из эльфийки силу, и говорить она уже начинала с хрипотцой. - Вина, забери вас Бездна! Потушите этот комок меха!


Мокрые волосы залепили глаза, пиджак, брюки и рубашка промокли и липли к телу графа. Ботинки Штефана скрипнули по паркету, но вампир устоял на ногах. Лилит продолжала яростно вырываться.
- Лилит... вернись... - хрипло произнёс вампир. - Давай же...
Тут сверху хлынуло вино, и кошка яростно забилась в руках графа. Но когда капли попали ей на язык, оборотень притихла.
Присев перед Лилит, Ригина протянула руки и прошептала:
- Вернись, прошу! - она обняла кошку за шею.

Проклят будь этот сложнейший оборотничий метаболизм! Ириаслан не поверила бы, если бы кто-то сказал ей о том, что буйство Зверя останавливает вино, но так оно, кажется, и было.
- R-racco... - просипела чуть качнувшаяся в сторону эльфийка, медленно-медленно ослабляя контроль над телом кошки. Оставалось надеяться, что организм зверя способен выдержать разовую перегрузку кровеносной системы, и это не скажется на мозге.
"Хотя... соображать этой девице всё равно было нечем..." - тускло подумала ледянница, глядя на свои трясущиеся руки.
Как бы ни хотелось бросить всё в момент и рухнуть в кресло - нельзя. Кошка снова дернулась - и ледянница вцепилась в собственную магию, как в ускользающий из рук канат.
- С-стоять…
Штефан выпустил из рук пантеру и поймал взгляд ледянницы. Затем с молчаливым упрёком взглянул в сторону мимикра.

Запах вина, боль, затруднённое дыхание и еще запах Рины - это всё, что сейчас чувствовала оборотень.
"Что я делаю!?" - ужаснулась Лилит, но зверь все еще был еще голоден. И он вонзил клыки в плечо девушки. Кошке было трудно пить кровь из-за магии, которая всё еще контролировала её тело. Пантера посмотрела на эльфийку почти умоляющим взглядом. И леди в ответ блекло усмехнулась.
- Я бы раздавила твое сердце своими руками, глупое животное, но если твои друзья хотят страдать за тебя... - и отпустила. Разом. И гори оно…
Верная Ригина погладила Лилит по голове и, словно не услышав слов эльфийки, поднялась на ноги.
- Пойдём, Лилит. Нам больше нечего делать в этом Замке.
Облако дыма окутало притихшую кошку, и она вернулась к своему первоначальному облику. Лилит медленно встала на ноги и, ни слова не говоря, отправилась следом за Ригиной. Она сорвалась, зверь больше не слушается её. Это конец! Она больше не может оставаться в этом месте. Да и не хотела. После слов эльфийки ей стало больно. "Глупое животное!". Так вот кто она?!
Никто из присутствующих не попытался остановить девушек.
- Мы должны вернуться домой! - горячо и обеспокоенно заговорила Ригина, как только за ними закрылась дверь. - Это не место для тебя, они могли убить тебя!
- Могли. И лучше бы убили! Я не могу больше контролировать её, она сильнее с каждым разом. Ты видела, что огонь загорелся сам по себе? Она стала такой сильной...- Лилит устало закрыла глаза, но через секунду удивлённо посмотрела на Рину. - Подожди... а почему ты не перевоплотилась?
- Я потом расскажу. А сейчас ты должна пообещать мне, что мы уйдём отсюда, - Рина умоляюще заглянула в глаза Лилит. - Эльф могла убить тебя, и она бы это сделала. Для таких как она мы - просто тупые животные. Ты ведь королева, а они с тобой так обращаются!

В гостиной же услужливый Себастьян успел пододвинуть кресло к ногам эльфийки. Ириаслан рухнула, ожидая встретиться с полом головой... но нет. Благодарение вышколенной прислуге. Ей нужно было несколько минут, чтобы прийти в себя. Веки казались свинцовыми, закрывать глаза ледянница откровенно боялась. Она чувствовала, что рассвет приближается... "Только этого не хватало".
- С-себастьян?
- Хозяйка? - пробасил над ней дворецкий.
- Куда-нибудь меня в самый темный угол... вместе с креслом, - воцарилось озадаченное молчание.
Нельзя было оставаться на рассвете в комнате, пора было возвращаться в плотно зашторенную спальню.
"Жаль, что она ушла отсюда... Так и не поняв, что мы не желали ей зла" - устало подумал граф, глядя на Ириаслан.
Ледянница провела ладонями по лицу, глубоко вдохнула...и собралась с мыслями, стараясь говорить в потолок более четко.
- В любую комнату, пожалуйста. С плотными шторами. Подальше от... от всех... - хотя от графа сейчас никуда не деться, как бы ни хотелось. Впрочем, Исилмэ понимала, что провалится в сон, как только коснется подушки. И, к счастью, дворецкий сделал то, что просили. Кресло с эльфийкой на мгновение приподнялось над полом - а потом исчезло.
Последний раз редактировалось Ириаслан Исилмэ Сб мар 03, 2018 2:48 am, всего редактировалось 1 раз.
Внешний вид: длинное чёрное платье в пол с узкими рукавами и воротом под горло, черные перчатки (опционально), тонкое кольцо со светлым камнем на указательном пальце левой руки (опционально).
Вещи с собой: --
Действующие магические эффекты: --

"Меня интересует только магия" (с)
Аватара пользователя
Ириаслан Исилмэ
Преподаватель Магических потоков
Сообщения: 119
Зарегистрирован: Ср ноя 22, 2017 3:37 am
Контактная информация:

Разрыв связи

Сообщение Ириаслан Исилмэ » Сб мар 03, 2018 2:43 am

Резиденция графа Иштфана Гроссу, параллельный мир. / Реальность Шэмрока.
Середина мая 2017 года (приблизительно 18 мая). Даты уточняются в процессе связи соседних отыгрышей.
Поздняя ночь.

Лог 2. Разрыв Связи.


Хелен Роуз, уже пятнадцать минут наблюдавшая за беседой Штефана и Лилит, устало откинулась на спинку дивана и потёрла переносицу. Она никак не могла понять, что вчера произошло между этими двумя.
- Я, видимо, что-то пропустила...
- Кажется, мы с Ириаслан ненароком обидели Лилит. Прости, Лилит, если мы причинили тебе вред.
Граф, вздохнув, замолчал и прислушался к своим внутренним ощущениям. Вроде бы всё было отлично. Ириаслан назвала его по Имени, и теперь сильнейшая магия связала их души навеки. И стоило бы радоваться вот так странно осуществившемуся желанию, но... Что ему теперь делать с Исилмэ и со своей супругой? Вся иллюзорно-счастливая структура разрушилась от одного единственного вопроса.
- У меня всегда всё не в порядке, Хелен. Я же не умею по-другому, - вампир устало опустил голову на плечо сидящего рядом медиума и почувствовал, как Хелен кончиками пальцев гладит его по волосам. - Ириаслан вчера сделала то, о чём я даже не мог надеяться и теперь не знаю, что делать в этой ситуации. Я запутался.
А вот Лилит эти душевные метания графа не беспокоили.
- Обижена? Нет, не обижена, граф, не решайте за меня. И тем белее вы же сейчас - как вы сказали? - запутались. Вот и не можете ясно увидеть ситуацию.
Осушив бокал, Лилит снова его наполнила. Ярость её начала утихать.
- Может быть, Лилит. Я сказал то, что должен был. Жаль, что ты не слышишь меня, - вампир обнял за руку Хелен и почти демонстративно отвел взгляд в сторону от Лилит.
В комнате повисло напряженное молчание.
- Да прекратите оба! - завелась было белокурая Хелен, но через секунду глубоко вздохнула и допила почти одним глотком кофе. Она всегда себя неловко чувствовала, когда кто-то при ней начинал выяснять отношения.
Кофе помогало взбодриться и окончательно проснуться. Художницу не отпускали мысли о рассказе Лилит про Надин. Она всё время думала об этой умершей девушке, на которую была внешне так похожа.
«Надин... Надин...» - размышляла про себя бывшая охотница на вампиров, представляя себе её лицо.
Хелен неясно видела какой-то званый вечер или бал. У окна, обрамлённого роскошными тяжёлыми шторами из бардового бархата, стояли двое: юная леди и высокий красивый мужчина. Девушка зачарованно смотрела на своего спутника, который полушёпотом восхищался её красивыми глазами, шёлком её волос, её платьем. И она так хотела верить ему.

- Я безмерно благодарна вам и леди эльфу, - Лилит в диалоге с графом склонила голову, - но я не позволю называть себя глупым животным. Это оскорбляет меня! Хотя, это уже не важно, граф. Я возвращаюсь в свой мир и больше, слава богам, не увижу ни вас, ни тех, кто считает меня недостойной жить!
- Леди Ириаслан злилась и в сердцах назвала тебя так. Навряд ли она искренне думает о тебе настолько плохо, - с монотонной усталостью ответил граф. - Ты оборачиваешься в зверя и не можешь собой управлять, а ей управляют высшие силы, более могущественные, чем наша с вами магия. Она тоже не всегда может контролировать себя. Я говорил, что твой выбор - это только твоё решение. От меня все уходят, и я даже привык к этому. Уже привык, Лилит. Я не способен сделать счастливым ни себя, ни кого-либо рядом со мной. Делай, что хочешь. Может быть, так тебе будет лучше.
- Хм… тебе никогда не было больно. Я уже не верю, что ты хоть что-то чувствуешь, хотя мне всё равно. Сегодня я покину резиденцию. Спасибо за всё.
- Зря, Лилит, не веришь. Сейчас мне очень больно, хоть я этого не показываю. Мы, мужчины, редко показываем, когда нам плохо.
Лилит только перевела взгляд на Хелен. Жаль будет расставаться с ней. Она полюбила эту девушку, которая напоминала ей о самом страшном поступке в жизни.
- Красивое фиолетовое платье, кулон с синим камнем на шее, - вдруг заговорила Хелен, не открывая глаз. - В волосах заколка... что-то на бабочку похожее.
"О нет! Она вспоминает!" - Лилит тут же встала с кресла и, подойдя к Хелен, опустилась перед ней на колени.
- Надин… - прошептала Лилит, - ты сегодня такая красивая! Это твой первый бал. У тебя столько кавалеров… - ведьма взяла Хелен за руку, как когда-то взяла за руку Надин.
Вампир молчал, слушая медиума. Хелен через пару мгновений медленно открыла глаза.
- Я лишь кое-что увидела. Надин была увлечена тем человеком, а он только и хотел с её помощью подобраться поближе к тебе. Подло.
- Так значит... он всё же понял, что она мне как сестра? Ненавижу! - стиснув зубы, прошипела ведьма.
- Ещё хуже - он догадывался, что будет дальше, - спокойно проговорила Хелен, - а ты лишь сделала то, чего он запланировал. Он хотел уничтожить тебя как личность - вот зачем ему нужна была Надин.
- Я попалась… Как же я не поняла этого! - Лилит, от злобы и отчаянья стиснув кулаки, выпрямилась и нервно прошагала по гостиной. - Я плясала под его дудку... - оборотница устало закрыла глаза и побежденно опустилась в стоящее рядом кресло. Вздохнула тяжело и перевела взгляд на Штефана. - Граф, я ведь рассказывала вам о том, что убила свою подругу? Я думала, что она предала меня, рассказав о том, кто я Николя Велиргейму. Я была уверена, что он подчинил её, но теперь я понимаю, что она сама ему всё рассказала, так как влюбилась в него.
- Да, - задумчиво потер бровь вампир. - Кажется, рассказывала… - он кивнул, но слегка невпопад, лишь номинально принимая участие в разговоре. Мысли в голове у графа путались. Внимание постепенно ослабевало. Штефан забрался на диван с ногами и лёг, положив голову на колени Хелен.
- Я не помешаю?
- Нет. Не помешаешь, - леди Роуз посмотрела на вампира ласково, как на маленького котёнка, а потом обратилась к подруге: - Как думаешь, зачем Николя понадобился весь этот спектакль? Для того, чтобы ты потеряла контроль над своим зверем и винила себя! Раненым зверем легче управлять.
- Я тогда многого не знала, но… Будь он проклят! - ведьма забыла обо всём, перед глазами снова возникла горящая девушка. - Я убийца! - она закрыла лицо руками и заплакала.
Граф тихо вздохнул. Плачущие девушки приводили вампира в лёгко замешательство. Он не знал, как успокоить их, что сказать, как правильнее поступить, поэтому сейчас он понадеялся на Хелен. Той наверняка удастся подобрать нужные слова.
- Ну вот опять! - медиум хотела было встать и дать оплеуху подруге, но помешала лежащая на коленях голова Штефана. - Ты меня слышала или сейчас ты так занята самобичеванием, что не можешь слышать, что я тебе говорю? Успокойся! Ты сейчас делаешь именно то, чего Николя и добивался: убиваешься, винишь себя и слабеешь!
- Я убью его... - тихо прошептала ведьма, убирая руки от лица. - Я выпью его кровь до капли, но перед этим он почувствует всё ту боль что чувствовали она и я!
- Так чего ревёшь? Тебе сейчас нельзя поддаваться эмоциям! Живо соберись!
"Вот, что ей сейчас нужно... - думал Штефан. Он никогда бы не стал так разговаривать с Лилит. - Всё-таки девушки способны найти слова, чтобы подбодрить друг друга. Женщины... Как их понять вообще? Чего они хотят, о чём думают, как воспринимают этот мир? Совершенно другие..."

Лилит встала и, не обращая внимания на вампира, подошла к Хелен, взяла её лицо в ладони и нежно поцеловала.
- Спасибо. Ты всегда знала, что мне нужно.
Медиум клацнула зубами.
- Всегда обращайся, только рада помочь! - и улыбнулась.
Не убирая рук от лица девушки, Лилит склонила голову и вздохнула.
- Мне тебя не хватало.
Штефан повернул голову и, стараясь не мешать девушкам, мысленно молился Тьме, чтобы они начали целоваться. Целующиеся в губы девушки - это так прекрасно! Вампир невольно облизнул губы и притих, мечтая, чтобы о нём на время забыли.
Лилит через мгновение и вправду потянулась к губам Хелен и ещё раз мягко её поцеловала. Воспоминания нахлынули на неё волной и обожгли сознание. Настолько близко, такая родная, почти Надин… Медиум робко ответила на поцелуй, пуская язычок ведьмы к себе в рот. То, что делала Лилит возбуждало Хелен. Лилит негромко застонала и улыбаясь нехотя прервала поцелуй.
- Ты чувствуешь? - прошептала она в губы подруги. - Это наши с Надин воспоминания…
- Я сейчас расплачусь из-за чувств, - прошептала Хелен, после чего протянула руку и начала ласкать, поглаживать пышную грудь ведьмы.

***

Проснувшись ранним вечером в резиденции Штефана, Ириаслан не пожалела перетруженных вчерашними чарами рук и создала портал в «Шэмрок» прямо из той комнаты, в которой "ночевала". Вчерашнее отвращение, отдававшее едва ли не тошнотой, сегодня казалось ей блеклым отголоском произошедшего, но ощущение связи с разумом не-мертвого никуда не делось. Только притупилось от расстояния. Действовать нужно было немедленно, пока не стало хуже. Исилмэ всё отчетливее понимала, что сама разорвать связь не сможет, со временем та станет глубже и сильнее. Понимала, что все её мысли рано или поздно окажутся перед Штефаном как на блюдечке. И от предчувствия этого её передергивало. Оказавшись в своей комнате, ледянница тут же бросилась к двери, но, пролетев мимо зеркала, остановилась, отпустила дверную ручку и обернулась к своему отражению.
"Вот они... три сотни лет, как они есть..." - подумала Исилмэ, рассматривая встрёпанные волосы, помятую одежду, залегшие под глазами тени, испуганный, как у девчонки, взгляд. "Нет... так нельзя".
Что бы ни произошло вчера, даже за помощью Ириаслан Исилмэ не позволит себе явиться в виде не лучше побитой собаки. Она нашла в себе силы успокоиться, принять душ и всё-таки переодеться. Позже, приглаживая руками к вискам высыхающие волосы и застёгивая высокий ворот платья, леди поймала себя на мысли, что сама себе противна. Из-за того, что случилось, из-за поселившейся в ней гнили. Эту гниль она теперь готова была сама в себе выжечь раскалённым железом. Переступив порог комнаты, она осторожно прислушалась к собственным ощущениям. Присутствие Штефана ощущалось как далёкий неразборчивый шум. Что ж, расстояние пока играет на её стороне - уже неплохо.

Закрывая и запечатывая заклинанием дверь, Исилмэ ощущала в себе мрачную решительность человека, приговорённого неизлечимой болезнью. И в целом замке был только один маг, способный разорвать эту паразитирующую связь. Тёмиус был на её стороне. Всегда. Ириаслан знала это, но червячок сомнения медленно начал подтачивать её уверенность после того, как на стук в дверь некромантовской комнаты никто не ответил. Он ведь мог уйти. Не первый раз случалось так, что Тёмный надолго пропадал из замка. Что если и сейчас так? Найти его вне Шэмрока она не сможет, звать - не решится, слишком ценной тайной становилось его Имя после всего случившегося. Что останется тогда? Ждать? Ледянница, мысленно перебрав все возможные варианты, двинулась в оранжерею.
Сколько времени требуется для того, чтобы связь двух душ — "Нет… - одёрнула себя Исилмэ. - Сознаний!" — установилась окончательно? Что случится после того, как сила Имени прорастет сквозь обоих? Штефан ведь так и не объяснил, что именно должны чувствовать участники этого… обряда. А слово «гармония» - это очень расплывчатое понятие.
… особенно здесь. В тихой школьной теплице, где пахнет землей и сыростью.
- Тэм? - Исилмэ огляделась. Отправила вперед осторожный сканирующий импульс. Никого. Только тонкие зелёные листики качнулись от порыва невидимого ветра. Куда дальше? В подвал? На крышу? Нет, слишком светло. Библиотека?
Мать-Луна, как же на самом деле огромен этот замок!
Но Ириаслан всё же нашла некроманта. Она застала чародея в дальнем закрытом отделе библиотеки, задумчиво перелистывающего неопределенного вида книгу. Вдумчивого и спокойного.
«Ну хоть что-то в этот треклятом мире остается неизменным».
- Тэм? - видит небо, в какой-то момент ледянница готова бросится ему на грудь, но всё-таки сдержалась и прошла вперед спокойно. - Я… мне нужна твоя помощь.
Некромант оторвался от древней книги по демонологии. Трактат был написан на древнем шумерском, но мужчина знал его на довольно приличном уровне. Сказались несколько лет, которые он прожил в одном мире в городе Вавилоне. Но всё равно через текст приходилось продираться с ощутимыми трудностями, шумеры слишком уж любили пышное славословие - треть книги была заполнена цветастыми велеричивостями. Демонологией же мэтр всегда интересовался постольку поскольку. Чародей не любил подобно другим своим коллегам дергать разнообразных инфернальных тварей за щупальца на предмет извлечения из них благ. Цена частенько была слишком высока. Но младшая сестрёнка выбрала своей специализацией демонологию, так что приходилось срочно подтягивать знания на должный уровень, чтобы в случае непредвиденного помочь дурёхе.
Ириаслан же оторвала его, когда он как раз натолкнулся на любопытнейший ритуал призыва с прилагавшимся к нему чертежом печати. Повернувшись к эльфе, некромант на секунду замер. Чёлка, прикрывавшая глаза, несколько приподнялась, слепые глаза чародея открылись. Это был чисто рефлекторный жест, он и без этого всё прекрасно видел. Кто-то сотворил большую глупость.
- М-м-м... какого рода? - мужчина с интересом разглядывал ауру ледяницы. - Закрепить окончательно или отсечь?
Нет, он не издевался. Просто долгая жизнь приучила его к тому, что желания и ответы могут быть довольно внезапными. А с упырём предстоял серьёзный разговор. Мэтр конечно не любил применять к ученикам физические методы воспитания, но где-то у него лежали чудесные серебряные кандалы, да и дни обещали быть солнечными. Денёк на солнцепеке в серебре Штефан выдержал бы….

***

Штефан на секунду замер, погружаясь в свои мысли, закрыл глаза. Через несколько секунд он вернулся снова в эту комнату и, открыв глаза, выдохнул. В груди болело.
"Как сделать, чтобы она не злилась на нас? Что мне сделать, чтобы ей сейчас не было так больно? Приди ко мне, Ириаслан! Ты нужна мне…"

***

Ириаслан вздрогнула.
- Отсечь, разумеется! - кажется, раньше некроманту никогда не случалось слышать в её голосе даже намека на истерические нотки. - Я... - ледянница замялась, играя костяшками сжавшихся в кулаки пальцев. - Я промахнулась. Мальчишка говорил, что связь устанавливается только с тем, кто первым назовет его по имени.
"Бездна изначальная, это же надо быть такой дурой!".
Смотреть на некроманта у леди не хватило духу. От одной мысли, какой идиоткой она сейчас выставляет себя перед чародеем, хотелось зарычать. Исилмэ отвернулась, поджав заметно уже искусанные губы. Уж лучше буравить взглядом шкаф с книгами.
- Это должна была быть его жена... - только процедила она.

***

"Когда-нибудь у нас будет всё хорошо! У нас… или у тебя и у меня вдали друг от друга!"
Вампир видел перед собой девушек, которые над его головой целовали друг друга.
"И это - прекрасно!" - мельком подумал граф, но тут по его виску неожиданно скатилась слеза. Парень удивился. Это были не его эмоции.
"Она сейчас... плачет?"
Граф медленно провел рукой по лицу, неосознано пытаясь стереть это видение со своего лица. Лилит оторвалась от губ медиума и посмотрела на вампира. Его взгляд стал каким-то совершенно туманным.
- Что с тобой Штефан? - прошептала Лилит.
- Ничего... - граф отвернулся от ведьмы, а потом и вовсе встал, протирая глаза рукой.
"Не плачь! Я не держу тебя..."
- Всё в порядке, Лилит.
- Неправда! - оборотень в последний момент поймала его за рукав пиджака. - Скажи, что не так?
- Всё не так, Лилит! - вампир нехорошо улыбнулся ведьме. - Ты даже не представляешь, как я сейчас хочу умереть. Смешно, правда? Я ведь уже мёртв.
- Это не так. Ты просто запутался. Но ты справишься, ты же сильный, Штефан! За это я тебя и полюбила, за твою силу.
Вампир замер и сосредоточенно, посмотрел в глаза Лилит.
- А если я тебя поцелую? - внезапно спросил он. - Ты почувствуешь? Или я, как всегда, сделаю только хуже? Ты ведь ненавидишь меня сейчас, да? Мне тоже больно, Ириаслан. И мне чертовски жаль, что мы встретились! Ты не должна была его знать, понимаешь? Это невозможно! Я не говорил тебе его! И ты... ты не могла его знать! - интонации начали повышаться, вампир уже почти кричал на испуганно замеревшую оборотницу.
Сидящая на диване Хелен настороженно молчала, наблюдая за тем, как меняется выражение лица графа.

***

Ириаслан вдохнула резко и глубоко, тонкие ноздри затрепетали от злости и обиды. Её с головой макнули в грязь. А теперь еще и…
- Пош-шел вон.... - медленно прошипела ледянница, зажмуриваясь до цветных кругов перед глазами.

***

- Делай так, как нужно, - тихо прошептала Лилит. - Я всё пойму. И я не ненавижу, я люблю тебя... - она говорила правду, и было обидно, что граф не верил в её чувства. Её сердце на мгновенье остановилось, когда он назвал имя эльфийки, но ведьма не подала вида. Она всё понимала, но уже не могла ничем помочь ему, только пыталась успокоить, невзирая на ту глухую боль, что сейчас выворачивала её душу наизнанку.

***

Некромант отложил книгу, стремительно подошел к эльфе и, мягко обхватив руками, прижал к себе. Губы чародея коснулись прохладного женского лба. В наступившей тишине Ириаслан вполне отчетливо могла услышать, как ровно стучит сердце чародея
Все замерло. Внешне.
На самом же деле всё было куда как красочнее, загляни кто-нибудь на тонкие планы и в голову к эльфе. Тот, кто ломился в прелестную головку декана факультета Интуиции, получил хороший удар. Это можно было сравнить с резко открывшейся дверью, крепко ударившей в лоб взломщика, склонившегося над замочной скважинной. Пока "дверь" была открыта, Тёмный послал туда хороший энергетический импульс, сдобренный несколькими хитрыми плетениями и присадками. Чтобы жизнь мёдом не казалась. Походило на то, будто бы из дома вышел хозяин, пнул незадачливого воришку в живот, а заодно окунул мордой в деготь и перья. Закончив с воспитательным процессом, чародей вернулся обратно и занялся вплотную каналом соединявшим Ириаслан и Штефана.
Мэтр в какой-то мере любил дилетантов. Но в тоже время безгранично их ненавидел. Подчас глупые выходки на грани фола, когда соединяли несоединимое, впихивали невпихуемое и гнули несгибаемое, давали поразительные результаты, но не так часто, как хотелось молодым магам.
Интуиция это, конечно, хорошо, но знания и опыт всё-таки давали огромное преимущество. Тонкие энергетические усики, в которые свилась аура некроманта, коснулись связи. Мягко пробежали по ней, едва ощутимо обозначая свое касание, и устремились к ауре Ириаслан, аккуратно иссекая и вырывая из тонких тел ледянницы довольно сильно проросшие эфирные ниточки.

***

Граф резко пошатнулся, хватаясь ладонью за лицо, словно Лилит только что влепила ему звонкую пощёчину.
- Нет! Не нужно! Останься... - он отвернулся от взволнованно смотрящих на него девушек.
Оборотень поднялась и, встав рядом с Гроссу, взяла его руку в свою и поцеловала.
- Я не уйду, - сказала она. - Не уйду, пока не увижу, что ты счастлив.
И тут Штефан ощутил удар, похожий на точный удар в нос. Прилетевший сгусток силы вышвырнул графа из мысленного диалога с ледянницей. Спустя секунду вампир понял, что пока еще слабый канат-связь, соединяющий его с Ириаслан, распадается. Расплетается на отдельные волокна. Это было больно. Как если бы кто-то живьем вытягивал из графа оголённые проводки-нервы. Вампир резко схватился за грудь, чувствуя, как не-живое сердце ломится сквозь грудную клетку, и сипло выдохнул:
- Не-на-до… Не делай этого! Прошу тебя! Отпусти, Ириаслан! Нет! - его скрутило так, что он потерял равновесие и повалился на пол. - От… пусти...- сдавленно зашипел вампир. - Пойми, мы не можем изменить... Так... должно... - он начал задыхаться от боли, - было... случиться, - каждое следующее слово давалось ему со всё большим трудом.

***

Эльфийка в какой-то момент сжалась от отвращения, вызванного очередной попыткой прикоснуться к ней извне. Чёртов вампир позволял себе слишком много - думать, касаться мыслью, даже целовать. Ледянницу мелко затрясло от стыда и унижения, но она готова была терпеть. Всё что угодно и сколько угодно.

***

- Пойми, ты не можешь... Произнесённого вслух не отменишь, не сотрёшь из памяти! - вампира мелко трясло от нарастающей боли. - Что бы ты ни делала, как бы ни хотела этого, насколько бы сильно ни ненавидела меня сейчас... - слова вставали графу поперек горла и, пытаясь вздохнуть, он слепо скреб ногтями по блестящему паркету. - Ты не отменишь этого! С этой магией ты не способна совладать. Меня ты не убьёшь, я и так мёртв, Ириаслан. Чего ты добиваешься? Время назад не повернуть... смирись!
Ведьма присела на корточки, обняла трясущегося вампира за плечи. Глубоко вздохнула. Видеть его таким было больно, но она не знала, что сделать. А ещё лучше, чего не делать? Может, стоило оставить его? Но она не могла…

***

Когда Тёмный вышвырнул вампира куда-то за пределы сознания Исилмэ, среброволосая слабо вздохнула, плечи её опустились. Тихо всхлипнув от долгожданного облегчения, Ириаслан покачнулась вперед, прижимаясь холодным лбом к щеке некроманта... а потом началось. Она готова была к резкой вспышке боли, обозначающей окончательный разрыв связи, но только не к тому, что некромант уверенно и с точностью хирурга начал вырывать эти невидимые тонкие ниточки. Одну за другой. Он будто кожу снимал тонкими полосочками, обнажая агонизирующее сознание. Ледянница на высокой ноте взвыла и до боли вцепилась руками в плечи чародея. Но так и не сказала ни слова.
Всё что угодно за свободу.

***

Вампир задохнулся от боли.
- Тьма, приди ко мне! Я взываю! Будь во мне! Дай мне Силы! - каждая попытка вдохнуть превращалась для него в агонию. - Ириаслан, остановись! Перестань мучить и себя, и меня! Приди! Приди сюда и поговори со мной! Мы ничего не исправим, прекрати! Ты делаешь хуже! Подумай о законе маятника, прошу тебя! С новой силой, ещё больше... разрушая барьеры... - Штефан уже не шептал, а хрипел на полу, корчась от боли. - Тьма, дай мне Силы! Нам будет хуже, остановись! Ты не изменишь...

***

Он слышал, как где-то далеко от такой же невыносимой боли тихо выла Ириаслан. И её почти неразличимый голос, свистящий шепот, сравнимый с прерывистым дыханием умирающего.
- ...угодно... не... отдавай..

- Н-не отдавай меня ему... - неизвестно, какие силы потребовались эльфийке, чтобы произнести хотя бы несколько слов внятно. Некромант почти у самого уха слышал её тихий свистящий шепот. - Всё что угодно, Тэм... только не отдавай... умоляю...

***

Таира вошла в гостиную тихо, почти незаметно. Наряд её изменился с последнего визита сюда только в цвете. Расстёгнутая на пару верхних пуговок рубашка, узкие брюки, заправленные в высокие сапожки без каблучка, стали черными. Войдя, она замерла, задохнувшись на мгновение от дрожавшей в воздухе боли.
Лилит повернулась к девушке и посмотрела на неё заплаканными глазами.
- Помоги ему! - прошептала она.
- Помочь? - эхом отозвалась Таира, переводя взгляд на вампира, которого Лилит обнимала. Шагнула к ним, на ходу стягивая зубами белую перчатку. Опустилась рядом на колени, осторожно коснулась узкой ладонью лба аристократа. - Штефан?
Лилит поднялась и отошла от Таиры и графа. Дрожащими руками она взяла бокал и в один глотком его осушила. Лишь бы это всё побыстрее закончилось! Что она только что говорила вампиру? Как хорошо, что он не будет этого помнить.

***

Некромант слышал отголоски нервных воплей ученика. Хотя наглый упырь имел все шансы перейти в скором времени в разряд наглядных пособий. Тихий, отчаянно срывающийся шепот эльфийки. Некромант кивнул и едва ощутимо выдохнул в ледянице в висок:
- Я есьмь Древний... Мне по праву рождения покорны все сотворённые... - невидимая защита, что раньше скрывала истинную суть Темиуса, медленно сворачивалась. Вокруг обнявшего тонкий женский силуэт мужчины раскручивался вихрь энергии. Иной.

***

В сознании Штефана нарастал гул, кпохожий шум летящего самолета или далекий рокот накрывающей небо грозы. Это или правда была гроза, или от боли граф уже начисто потерял связь с реальностью. Среди пронзительно-свежего запаха озона ему начинали чудиться полынные горькие нотки. Надвигался ураган.

***

Наверное, если бы ледянница нашла в себе силы вспомнить, она бы поняла, что нечто подобное некромант использовал два года назад, когда твари хаоса осаждали замок. Тогда чародей всего одним ударом разрушил защиту демона и уничтожил его тело. И сейчас Ириаслан стояла в эпицентре дикой хтонической энергии, полностью направленной на её защиту. Тёмный знал, что за обращение к силе Изначальных придется месяц расплачиваться дикими головными болями, постоянной слабостью, тошнотой и кучей других милых симптомов.
Они слишком деградировали. Их тела уже не способны выдерживать мощь Изначальной Силы. То, что иные смертные чародеи считают даром богов, Древних заставляло когда-то кривиться в горестной усмешке. То, что раньше считалось едва тлеющей искоркой, нынче едва ли не пожар.
Но его сил хватит, чтобы оградить эту женщину от любой опасности!

- И пришло Дыхание творца в мир, и породило оно Изначальных... - шептал чародей, находясь в каком-то сомнамбулическом трансе. - И вдохнули они жизнь в него.... и породили Изначальные Древних, коим дали власть над всем живым и не-живым, над прошлым и будущим. И я, Древний, говорю... по слову моему и по воле Творца, коего я живым дыханием являюсь, уходи...

***

- Не-е-ет... Ириаслан... только не умирай! - Штефан резко ударил кулаком по паркету. - Тьма-а-а!!! - взревел он в потолок. Его всего трясло крупной дрожью, голова раскалывалась, внутренности сворачивались в узел. Чувствуя, как во рту нарастает гнилостно-кровяной привкус, наследник метнулся на другой бок и попытался встать, опираясь на руки. Но не успел: заклинание ударило по нему, и Штефана вырвало густой тёмной кровью. Вся комната в сознании вампира наполнилась озоном и запахом полыни.

Демоница отпрянула от графа. Зажмурилась на секунду, укрепляя внутренние щиты, чтобы не чувствовать этой выворачивающей душу боли. И, не найдя другого выхода, решительно проникла в сознание вампира, принимая на себя часть его боли.
Лилит наблюдала за всем этим и не могла поверить, что такое возможно. Неужели это то, о чем недавно говорила эльфийка? Имя? Или же это нечто намного большее? Какая ужасная магия!

***

- Всё... - ледянница стискивала плечи некроманта так, что у неё ломило пальцы. Но чем больнее ей становилось, тем яснее Исилмэ понимала, что вся её сила по капле утекает куда-то в бездонный колодец, куда скоро рухнет и она сама. Без чувств. Без времени, - что угодно...

***

- Тьма... - жутко хрипел Штефан, пытаясь вдохнуть поглубже и остатками сознания цепляясь за родную магию, - дай мне силы! Прошу! - тени от стоящих рядом дивана, кресел и рояля шевельнулись и поползли по полу к вампиру. - С-силы... - прошептал вампир. Его снова вырвало. Трясущимися руками Штефан кое-как достал мобильник и оттолкнул его от себя. Телефон, проехав по паркету, закатился под диван.
- Остановите её... кто-нибудь!
Гроссу не мог понять, чьими глазами он смотрел на мир в этот момент. Грозовые облака в закрывшем его взгляд видении стали чернильными, растеклись от края до края и поглотили не только небо, но и все окружающие цвета, выжирая из Штефана последние силы. А потом... всё закончилось. Будто-то кто-то невидимым острозаточеным серпом перерубил растрепавшуюся нить, соединяющую два сознания. В эту последнюю секунду в графа с низким рокотом врезался клубящийся сгусток хтонической силы, не оставляя возможности анализировать, что произошло. Осталась только боль.

***

"Кажется, всё", - поняла Исилмэ, чувствуя, что не может больше держаться.
Она поняла, что падает куда-то. Долго, бесконечно долго. Видимо, это должно было закончиться именно так. Для тех, кто принадлежал к народу Ириаслан, не было смерти страшнее, чем смерть вдали от лунного света. Ведь по прозрачным белым лучам они все возвращались домой, обретая уже вечный покой. Ледяннице казалось, что она умирает под непроглядным грозовым небом, падая вниз, на землю, где должна обнять её сырая зелёная трава. Умирать в темноте оказалось не страшно. Приоткрыв глаза, эльфийка видела только чернильные нездешние облака, но ей было легко. Отчего-то верилось, что там, выше этого ненастья, всё еще светят звезды…

Вихрь силы обнявший Ириаслан, что до сих пор дрожала на руках у чародея, казалось, тихонечко запел. Тихая, на грани слышимости, мелодия погружала девушку в мягкое полузабытье. Ограждая от всех опасностей и невзгод. Как бы ни хотел вампир, пробиться сквозь защиту Древнего у него бы не получилось при всем желании.
Вглядевшись в лицо Ириаслан, Тёмный не удержался. С воровской наглостью прижался к холодным губам эльфийки своими, забирая её беспомощный слепой вздох. И раньше, чем она пришла в себя и смогла бы возразить, начал передавать ей собственную энергию.
Ледянница ослабла в руках чародея, бессильно уронив голову ему на плечо. Вряд ли в ней нашлись бы сейчас силы даже для того, чтобы поднять руку. Ириаслан Исилмэ, истерзанная страшным ритуалом, походила на надломленную фарфоровую куклу. Слишком хрупкую для того, чтобы кто-то заставлял её переживать такое, но всё еще живую. Под прикосновением некроманта сухие губы дрогнули, едва шевельнувшись.

- Тэм...

***

Вампир схватился за Таиру перепачканными в крови руками, словно та была спасательной тростинкой, его трясло. Слишком резко всё оборвалось.
- Поз-дно... - тихо прошептал парень и замер, глядя стекляными безумными глазами на эмпатку, прижимая её к себе силой, утыкаясь лицом в колени.
- Поздно? - Лилит побледнела. Неужели это нужно было? Зачем? Для чего? Но спрашивать не осталось сил.
Таира, осторожно коснувшись вампира, стала собирать остатки боли. Закрыла глаза, припоминая тот слепок души, что был на другом конце связи с графом, и кинула всё собранное обратно.

***

Некромант почувствовал прилетевший в щит удар. Кто-то хотел поделиться с ослабшей эльфой своей болью. Волшебник на секунду оторвался от ледянницы.
- Вон! - рыкнул Тёмный. Щит вздрогнул - и откат умчался назад, раздирать тела и души тех, кто пытался так подло избежать страданий. Потом мужчина обратил своё внимание на Ириаслан. Аура её побледнела, эльфийку колотило. Да, нежить умеет любить, но её любовь всё равно требует крови.

***

- Нет... - прошептал вампир, - я не чувствую её... мою Ириаслан. Тай... - боль постепенно отступала, но вот остававшееся после неё ощущение... Никогда ему не было так одиноко.
- Она просто не могла умереть... Это же невозможно, да? - Штефан искал надежду в глазах демоницы, как будто та могла ответить на его вопрос. - Лилит? - вампир повернулся к ведьме. - Она ведь не умерла?
- Нет Штефан, она не может умереть, - ведьма не знала, что говорит, но она не верила, что с ледяной эльфийкой может что-то случиться, она сильная.
"Пусть обрывает связи! - Штефан боялся верить в худшее. - Пусть избавляется от того, что въелось, как кислота, в душу, в сердце, только бы осталась жива!"
- Я чувствовал то, что чувствует она, моя Ириаслан. То, что происходило со мной... - граф достал платок из кармана, вытер окровавленный рот. - То же, что и она... - аристократ смотрел, не мигая, в одну точку, остатками мыслей цепляясь за единственную мысль: «Иишь бы осталась жива!».
- Зачем вам это, граф? - Таира поднялась на ноги и поискала взглядом брошенную невесть, когда и куда перчатку. - Изводить так друг друга глупо… - помолчав, она добавила, глядя на вампира сверху вниз. - Сейчас я её не чувствую.
- Она назвала меня по Имени. По моему Истинному Имени, которое не могла знать, - Штефан замолчал. Спустя несколько секунд продолжил шёпотом. - Она пыталась избавится от возникшей связи, которая отпечаталась в её душе. Она не захотела жить с этим. Я найду её. Если она умерла, я хочу видеть её тело. Если же нет... - вампир выдохнул. - Тьма Великая, пусть нет! Я хочу убедиться, что она жива.

***

Мягкое тепло обволокло ледянницу, успокаивая измотанные нервы и восстанавливая силы.
- Тебе надо восстановится в безопасности, - вздохнул Тёмный. Легко подхватил ледянницу на руки, прошёл к двери, замер на секунду и тут же открыл дверь в другой мир. Незнакомый рисунок звёзд, три луны, танцевавшие на небосклоне. Запахи неизвестных трав.
- Я приглашаю тебя в гости... - улыбнувшись, чародей шагнул в темноту. Домой.

***

"Дура. Какая же ты дура!"
Лилит снова душили слезы, но она не дала им пролиться. Не из-за него! Не сейчас! Нужно было вернуться в комнату, и там уже можно хоть выть от боли. Стараясь не шуметь, ведьма направилась к выходу.
- Уже уходите? - не оборачиваясь, не поднимая головы ровным голосом спросила Таира. Руки её, казалось, жили собственной жизнью, легко и ненавязчиво касаясь вампира.
- Вы с ним.. а я... я ничем помочь не могу, - грустно сказала ведьма и посмотрела на вампира будто в последний раз.
Словно опровергая свои же слова, Таира резко выдохнула, вновь опускаясь на колени, чтобы не упасть. Часть той боли, что она кинула, вернулась, заставив судорожно хватать воздух.
- Не стоит... не стоит оставлять его сейчас одного… - хрипло ответила она ведьме.
- Тай? - Штефан не понимающе посмотрел на девушку. - Тай...
Он не сразу понял, что у демоницы начался так называемый магический откат. Сейчас он чувствовал себя пусто и потерянно. Последние несколько недель они с демоницей хорошо проводили время вместе, с ней он забывал про Ириаслан, с ней забывал, что у него есть супруга, а теперь эта женщина была рядом и всё понимала. И он понимал, что так уже никогда не будет.
- И кто тут глупое животное? - с болью в голосе прошептала ведьма и глубоко вздохнула.
Своими играми эти двое сейчас ещё одну жизнь чуть не забрали.
- Стоило... предусмотреть это... - прошептала Таира, стараясь справиться с угнездившейся в теле болью. Слишком рано расслабилась. Но она взглянула на вампира, через силу улыбаясь. - Все в порядке, Штефан. Вполне вероятно, что она жива.
- Жива? Ты уверена? Или пытаешься успокоить меня? Тай... Тш-ш-ше-е.. - вампир погладил Таиру по руке, такой родной и тёплой. И такой теперь чужой. Он всё думал о той, что, возможно, сейчас уже мертва.
- Не стоит, - повторила девушка и глубоко вздохнула, беря чертовы чувства под контроль, отодвигая боль на второй план. Она всё ещё чувствовала её, но отстранено, словно наблюдая за собой со стороны. Этого хватит.
- Ты как, Тай? - Гроссу поднялся с пола, скинул с себя белый банный халат залитый кровью, остался обнажённым. - Тебе легче? - ему сейчас было плевать на свой внешний вид, ему сейчас на всё было плевать. Пустота и одиночество.
- Простите, что ничем не смогла помочь, - Лилит отвернулась. Сил находиться тут больше не было. Она медленно пошла к дверям, стараясь не думать ни о чем.
- Вам пришлось куда хуже, чем мне, граф, - заметила Таира, прислушиваясь к себе. Голос больше не дрожал. Но вставать с пола пока не хотелось, даже учитывая количество крови вокруг. Вампир погладил её рукой по щеке и улыбнулся, но несколько натянуто.
- Подождёшь? Я в душ ненадолго. И, Лилит, я всё слышал, - как бы невзначай произнёс парень.
Вздрогнув, оборотень остановилась у дверей.
"Проклятье! Ну почему я не смогла промолчать?"
- И что с того? - не поворачиваясь, спросила она. - Это ни для меня, ни для вас не имеет значения. Забудьте это, граф.

***

Зайдя в душ и ополоснувшись, смыв с себя кровавую усталость, тоску и желание кричать в пустоту до хрипоты, Штефан натянул джинсы и футболку, достал артефакт и открыл портал в Шэмрок. Сейчас он убедится, что с ней всё в порядке и вернётся обратно. Его отсутствия никто не заметит.

Вампир постучал в комнату к мэтру.
- Наставник! - негромко позвал парень. - Прошу, открой! Мэтр, помогите мне!
Но никто ему не ответил. И Штефан, привалившись спиной к двери, сполз на пол.
- Открой, чёрт тебя дери! - вампир озлобленно саданул кулаком в дверь. - Почему тебя нет, когда ты так нужен?! Тёмный!
- Что тебе надо, упырь? - голос некроманта зазвучал откуда-то с потолка. - У тебя десять секунд на то, чтобы объясниться, а потом ты убегаешь очень быстро и, желательно, в другой мир и не показываешься мне на глаза месяц.
- Найди Ириаслан, прошу тебя! Мне нужно знать, что она жива, только и всего. Я знаю, что ты сможешь... - вампир поднял голову, всматриваясь в потолок. Потом медленно встал и снова прислонился спиной к двери.
- Она спит, - тихий голос некроманта вкручивался в уши вампира подобно стальным свёрлам. - Не трогай её. И не пытайся звать, иначе я оторву тебе голову, - голос чародея был спокоен и серьёзен настолько, что становилось ясно - он не шутит. - Я убрал ту связь, что соединяла вас. Она попросила, и я не смел отказать.
- Хорошо. Спасибо... - прошептал парень, снова обессиленно садясь на пол возле двери. - Спасибо, мэтр... - конечно же, вампир благодарил своего Наставника за ответ. Она жива - это всё, что нужно было знать наследнику.
- Она убьет тебя, как только оправится... - в голосе некроманта послышалась легкая усмешка. - Так что я бы советовал тебе бежать. Эльфы очень злопамятны.
- Мне уже плевать, Наставник. Уже на всё плевать. Пусть убивает, пусть делает со мной, что хочет. Я ведь не говорил ей его. Ни-ког-да не произносил ни вслух, ни мысленно. Мне уже на всё плевать... - Штефан, казалось, вообще не собирался куда-либо уходить. Мрачный и обессилевший, он всё равно сидел возле двери.
- Ты дурак, Штефан. Я ведь тебя предупреждал, что все кончится как-то так... - голос некроманта снова зазвучал примерно через десяток ударов сердца. - Там, где надо было отступить, забыть, пережить, ты пошел до конца. Теперь терпи!
Вампир несколько минут молчал, затем так же тихо ответил:
- Я никуда не шёл, мэтр. Она не могла знать его. Я ведь уже свыкся с мыслью, что Ириаслан - это мой преподаватель и ничего больше. Я женился. Мы общались совсем немного, и только когда она сама приходила ко мне она задавала вопросы об Истинном Имени... Откуда я мог знать, что она знает его?
- Подумай, дружок, подумай... - тихо хмыкнул Тёмиус. - Кто мог тебе так помочь?
- Никто его не знал... - Штефан покачал головой. - Его никто не мог знать. Это не-воз-мож-но, - голос вампира звучал устало и отстранённо.
- Ничего невозможного не существует, - возразил голос некроманта. - Как узнают Истинные Имена вещей и явлений? Камень не может представиться, но я знаю его Истинное Имя. Вода не умеет говорить, но я знаю её Истинное Имя. Так и ты не говорил, но твоё Имя узнали! Думай.
- Сейчас она мне нужна... - тихо ответил парень. - Никто другой. Только она, моя Ириаслан...
- Она не твоя, она своя собственная, - устало вздохнул голос некроманта. - Ты никак не хочешь этого осознать. Она выбирает, а не ты.
- И Вы, как всегда, правы... - вздохнув, вампир поднялся и, не оборачиваясь, открыл портал обратно в свою резиденцию.


/rem. - После всего случившегося Ириаслан Исилмэ и Штефан Гроссу исчезают из Шэмрока./
Внешний вид: длинное чёрное платье в пол с узкими рукавами и воротом под горло, черные перчатки (опционально), тонкое кольцо со светлым камнем на указательном пальце левой руки (опционально).
Вещи с собой: --
Действующие магические эффекты: --

"Меня интересует только магия" (с)
Аватара пользователя
Ириаслан Исилмэ
Преподаватель Магических потоков
Сообщения: 119
Зарегистрирован: Ср ноя 22, 2017 3:37 am
Контактная информация:

Разрыв связи

Сообщение Ириаслан Исилмэ » Сб мар 03, 2018 3:22 am

Резиденция графа Иштфана Гроссу, параллельный мир.
Середина мая 2017 года (приблизительно 18 мая). Даты уточняются в процессе связи соседних отыгрышей.
Поздняя ночь.


Лог 3. Решение Штефана.



Пока вампира не было в комнате, невидимый Себастьян убрал кровь и запачканный халат. Вернулся молодой граф через пятнадцать минут одетый в ярко-жёлтую футболку, синие джинсы и без каких-либо следов тоски и грусти.

- Лилит, присаживайся, - Гроссу прошёл прямиком к дивану, сел и похлопал ладонью рядом с собой. - Давай поговорим.
- О чем, граф? - Лилит подошла к нему, но всё же осталась стоять. Ведьму после всего случившегося до сих пор слегка трясло.
- Присаживайся, милая, в ногах правды нет, - Штефан очаровательно улыбнулся, обнажив клыки. - Давай, не бойся меня. Я же тебя не съем.
Девушка в ответ презрительно фыркнула.
- Не стоит, граф, мериться со мной клыками - они у меня гораздо больше! - и, мысленно проклиная всё и вся, она все-таки села. Но подальше от вампира.
- Ха! Ещё я с вами, леди Лилит, клыками не мерился! Это как-то... не актуально, - парень подвинулся поближе, по праву хозяина обнимая Синкур за талию. - Итак, - он испытующе заглянула ей в глаза, - ты хотела выпить зелье. А зачем тогда этот спектакль с Шутом? Чего ты хотела добиться?
- При чём тут Шут? - возмущение Лилит выглядело совершенно искренне. Она отстранилась от вампира. - О чем вы? Я уже объяснила, что не могла контролировать себя. Шут сделал глупость, поддавшись, и я выпила его крови. Вы же знаете что... я не всегда могу остановиться.
- Можешь, Лили, - со вкрадчивой укоризной возразил Штефан, внимательно прищуриваясь и присматриваясь к гневным огонькам, пляшущим в глазах оборотницы. - Но не хочешь. У тебя же отношения были. Так зачем ты сегодня сказала, что любишь меня? - вампир чуть наклонил голову, под другим углом рассматривая линию скулы свой собеседницы, спускаясь взглядом к тонкой шее. - Ты же понимаешь, что у меня супруга есть, что у меня... - вампир тихо, с расслабленной ленцой вздохнул, прослеживая стрелку уходящего вниз выреза девичьей блузки, - непонятно что со своим преподавателем. Ты очень непостоянная, Лили. Мне говоришь о любви, но при этом спишь с друидом и бросаешься на моего друга… Нехорошо, родная! - почти по-отечески укорил ведьму Штефан. - Не верю я твоему чувству. Ты же знаешь, что я на самом деле только себя люблю. Я - прекрасен! - он широко улыбнулся, почти по-кошачьи зажмурившись. - А ты можешь себя держать в руках, только не хочешь этого... Скажи, - Гроссу снова заискивающе заглянул Синкур в глаза, - что тебе нужно, чтобы сдерживать себя в полнолуние?
Лилит чуть приподняла подбородок, чтобы взглянуть на вампира сверху-вниз.
- Не вам мне говорить о постоянстве, - с гордой сдержанностью ответила она. - Да, я не отказываюсь от своих слов, если уж на то пошло. Да, я люблю. Но почему вас это так волнует? И, кстати, если вы ещё раз скажете, что я бросаюсь на вашего друга, это будет наш с вами последний разговор.
- Тогда почему ты встречалась с друидом? Тоже, небось, клялась в любви ему? - парень усмехнулся. - Я не хочу, чтобы ты питала надежду, что мы будем вместе. Я тебе с самого начала говорил, что это нереально. Сейчас, когда я женат, тем более. Но дело не в этом. Ты мне не ответила на мой вопрос. И я всё ещё жду, милая, - парень не прекращал улыбаться.
- Я могу любить кого захочу, это мои чувства. Я испугалась за тебя и не удержалась. И откуда ты так хорошо знаешь, что я могу или не могу? - девушка начинала вскипать. - Ты сейчас ведёшь себя глупо, Штефан! Мои чувства принадлежат только мне!
- Тебя, Лили? Оскорбить? - вампир, полный праведного шутливого негодования, обиженно фыркнул. - Как ты могла так обо мне подумать? Я просто не понимаю, почему ты, такая сильная девочка, не можешь или не хочешь воспитывать своего зверя. Но ты же умница. На самом деле, ты можешь всё! Я в этом уверен!
- Прекрати! - болезненно вскрикнула в ответ Лилит, доведенная этим шутовством. - Я не могу справиться! Мне страшно! Я чуть не убила Шута! Я хотела его убить! Мне не удаётся, Штефан! - и в рассерженном её тоне послышались тонкие надрывные нотки. - Что-то со мной не так!

Штефан действовал порывисто: пресекая возможную попытку к бегству, он ухватил ведьму за плечо и резко притянул к себе.
- За эти сутки ты уже дважды в моих руках, - вкрадчиво напомнил он на ушко дрожащей Лилит. - Смотри, я ведь могу привыкнуть... - и хорошо, что оборотень не увидела его шальной улыбки.
- Н-не нужно, Штефан… - девушка оцепенела, голос ее зазвучал сдавленно. - Мне нельзя находиться тут. Я опасна.
- Это когда-нибудь меня останавливало? - граф тихо фыркнул в копну рыжих волос. - Хочешь обратно в комнату вне пространства и времени, Лили? Ты же знаешь, ты же понимаешь, на что я способен…
Он легонько провел пальцами по лицу ведьмы. Заставил её приподнять голову, всмотрелся в чуть подрагивающие зрачки… и резко встал, с размахом концертного импресарио скомандовав в потолок:
- Себастьян! Давай всё, что там есть в баре! Текилу, вино, коньяк, виски, шампанское! - победно раскинул руки в стороны, едва сдерживая смех. - Сегодня мы будем праздновать, Лилит! Сегодня мы отпразднуем моё освобождение и мои предстоящие похороны! Ты ведь погуляешь на них, правда? - он улыбнулся ей улыбкой восторженного самоубийцы.
Лилит настороженно замерла на своем месте.
- Что с тобой, Штефан? - она с опаской присмотрелась к вампиру.
- А что такое, дорогая? - легко возразил парень, рассматривая появившийся на столе алкоголь. - Давай сюда стакан, Себастьян! - живо распорядился он. - Или ведёрко для льда! - ведёрко появилось. Ухватившись за ближайшую к нему бутылку, граф с виртуозной поспешностью откупорил её и обернулся к непонимающей оборотнице.
- Выпьешь со мной, милая?
- Штефан! - ведьма будто бы окликнула его снова, поднимаясь на ноги и подходя ближе. - Что с тобой? - она обеспокоенно всмотрелась в лицо шрафа. - Ты только что был при смерти. Чуть не умер еще раз, а сейчас... Я просто тебя не понимаю!
Гроссу широко, во все клыки, улыбнулся.
- Чудо-регенерация, милая! Или ты не знала, что высшая нежить настолько быстро восстанавливает свои конечности? - не-мёртвый подхватил со стола вторую, уже открытую бутылку и одним махом наклонил горлышки обеих вниз. В ведёрко с бульканьем полилось шампанское и виски. - Отличное пойло! - следом за двумя бутылками граф откупорил третью. И к ненормальному коктейлю добавилась еще и текила. - Ну, так что? - снова оглянулся он через плечо на шокированную Лилит. - Выпьешь со мной?


***

Игнорируя находившиеся в комнате стулья и кресла, масочник сидел на полу, привалившись спиной к кровати, и читал. Флёр все еще не вернулась, поэтому парень старался любыми доступными способами отвлечься от назойливых мрачных мыслей. "Государь" Макиавелли вполне этому способствовал.
Гостей в это время Шут не ждал. Брошенные ботинки сиротливо валялись у массивной входной двери, прикрытые сверху курткой. Вздумай кто войти, то споткнулся бы наверняка. Оторвавшись на секунду от книги, масочник бросил взгляд на окно. В комнате было немного душно, однако покидать насиженное место особого желания не было. Шут расстегнул несколько верхних пуговиц рубашки, и на этом пока успокоился.
- Амадун, - раздалось вдруг от входной двери, - а ты ведь хочешь меня? Я тут подумал... - граф споткнулся о валяющиеся перед входом ботинки и раздраженно ругнулся.
- Ты бухой? - поинтересовался Шут, невозмутимо переворачивая очередную страницу.
Граф его будто бы не услышал.
- В Ириаслан можешь перевернуться? - вампир устало оглядел комнату: полумрак, свечи, самое время для романтики...
- Гроссу, - масочник со скепсисом психиатра, наблюдающего за идиотом, поглядел на друга поверх книжной обложки, - давай я тебе резиновую куклу подарю? Она умница, молчит все время, и голова у нее не болит... - кажется, чтение придется отложить.
- Иди ты со своей куклой знаешь куда? - Гроссу решительным шагом пересек комнату и встал рядом с Шутом, глядя на него сверху вниз как немой, но полный эмоций укор приятельской черствости. - Ты наденешь маску Ириаслан, или мне тебя уговаривать надо? Давай, друг, выручи меня! Сам же предлагал! Или ты только языком болтать можешь? - Штефан нервно смахнул в сторону закрывающую глаза чёлку и выжидающе уставился на масочника. Его взгляд мог говорить только об одном: граф злился.
- Предлагал, да, - с выводящим из себя спокойствием ответил Амадун, всё так же скользя взглядом по страницам. - А где романтика, блин?
- Какая тебе ещё романтика?! - у Штефана кружилась голова. Он пошатнулся, но удержался на ногах, хоть и с трудом. Вампир был мертвецки пьян. - Я не с тобой собираюсь это делать.
- О, как тебе приспичило-то... - со вздохом отложив Макиавелли в сторону, масочник поднялся на ноги и посмотрел на хмельную физиономию вампира. - Не дают, что ли? Вообще-то я предполагал, что буду в активе… И если тебе так уж не терпится, можешь повернуться ко мне задом.
- Сделай, чтобы у тебя там всё как надо было - и начнём, - буркнул Штефан. - Давай, блин! Хватит резину тянуть.
Поморщившись от убойной дозы перегара, которой одарил его нетрезвый друг, Шут только улыбнулся:
- А сил-то хватит? Алкоголь на потенцию ой как нехорошо влияет... - и добавил протяжным нежным голосом эльфийки. - Ми-и-илый.

Граф в ответ без предисловий протянул руки и обхватил ладонями лицо мимикра. Во взгляде Шута мелькнуло непонимание, а Штефан, воспользовавшись этой заминкой, потянул к себе лицо друга и глубоко, от души его поцеловал. Глаза Амадуна ошалело расширились
- Ты правда сомневаешься в моей потенции? - хрипло спросил граф, оторвавшись через секунду. - Ой, зря... Меняй облик!
Шут, разумеется, даже не подумал оборачиваться. Машинально облизнув после поцелуя губы, он с подозрением всмотрелся в хмельную физиономию вампира. Так он что, серьезно?
- Ты пьян, Штеф. Будешь жалеть.
- Так, я не понял, ты отказываешься от своих слов? - живой-мёртвый фыркнул и отвернулся.
-Иди на х*й, - бросил Шут в спину графа, уже вполне отправившись после поцелуя. - Можешь в прямом смысле этого слова.
Нетрезвый аристократ явно не оценил предложенное другом направление. Он развернулся и хотел было врезать ему по лицу, но Шут уклонился от удара и, перехватив руку живого-мёртвого, заломил её за спину.
- Совсем рехнулся? - выдохнул масочник на ухо графу.
Штефан, с силой толкнув Амадуна, вывернулся, надеясь, что тот споткнётся об свои же ботинки и упадёт. Этого не случилось. Вампир озлобленно сжал кулаки.
- Столько раз ты мне предлагал! - Штефан чувствовал, что его начинает трясти. Каждое следующее слово давалось ему всё тяжелее. - Я… мне нужно это! Чёрт... - парень отвернулся, схватился за голову, пустым взглядом глядя куда-то в стену. В висках оглушающей барабанной дробью нарастала боль. - Она нужна мне! Сейчас! Ты что, не понимаешь?! Я не могу без неё! Я не могу без неё жить! Ты не понимаешь этого?!
- Если я и позволю тебе отыметь меня, - оскалился в ответ Шут, - то только тогда, когда ты будешь соображать, что творишь!
Он отступил назад к стене, и Штефан не смог бы четко сказать, в какой именно момент силуэт Амадуна расплылся.
- Почему ты такой, папа?
Тонкий голосок малышки Эльне испуганно дрожал.
Вампир, внезапно увидев перед собой дочь, вздрогнул и отшатнулся. В эту секунду он ощутил себя невероятно потерянным и беспомощным. Все слова внезапно показались ему пустыми и лживыми.
- Милая... малыш, не думай, что я такой… - аристократ протянул руки, присаживаясь и уже собираясь обнять Эльне, но в последний момент опомнился и вскочил на ноги. - Прекрати, Амадун! Это подло! - по образу масочника прошла едва заметная рябь.
- Подло? Что подло, Штефан? - чуть наклонив голову набок, хмуро спросила уже Иветта.
- Хватит! - взревел вампир, хватаясь за голову. - Хватит мучить меня! Амадун, чёрт тебя дери!!!
Графа трясло крупной дрожью. Он беспомощно рухнул на пол, запуская пальцы в растрёпанные волосы.
- Я не могу без неё существовать! - слепо пробормотал он, глядя в пол перед собой. - Ты же друг мне? - Шут мог бы поклясться, что когда вампир поднял голову, в глазах его блеснули слезы. - Ты ведь действительно мой друг, правда? Ты же можешь меня освободить от этого, да? Амадун? Кого как не тебя я могу просить? Эта чертова связь… - он со злости саданул кулаками по полу. Так сильно и внезапно, что Шут вздрогнул. - Ёб*ный Свет, Амадун!!! Как я хочу умереть! Как я хочу навсегда умереть и освободиться от всего этого!
- Для начала, ты уже мёртв… - сбросив облик Иветты, масочник сел рядом. - И ты же существовал себе спокойно до встречи с ней, - Амадун всмотрелся в перекошенное от эмоций лицо друга и вздохнул. Он прекрасно понимал, что такое связь Истинного Имени. - Ну, вот что изменится, если её трахнешь? Тебе что, легче станет? Уверяю, что нет!
Штефан только упрямо мотнул головой.
- Даже если я перекинусь сейчас в Ириаслан, - терпеливо продолжал Шут, - ты всё равно будешь понимать, что это фальшивка. Прости, Штеф, но я не знаю, как помочь тебе, - масочник вновь вздохнул и натянуто улыбнулся. - Разве что напиться за компанию.
- Убей меня… - только сказал в ответ Штефан. - Ты очень мне поможешь, освободив от этого. Я не вижу смысла существовать дальше...
- Убить? - улыбка испарилась. Шут медленно выпустил когти на одной руке, задумчиво посмотрел на них. После чего перевёл взгляд на вампира, убрал все когти, кроме одного - того, что на среднем пальце - и продемонстрировал его графу, мстительно сощурившись. - Обойдёшься.
- Почему нет? - вампир подался к нему ближе, пытаясь заглянуть в глаза. - Тебя никто не будет винить. Никто не узнает, что ты освободишь меня от этого! Ну же, Амадун! - для аристократа будто бы и правда не существовало сейчас ничего. Он смотрел на друга со слепой обреченностью безумца. - Я тебя очень прошу.... - продолжал пьяный Гроссу, неуверенно вставая перед Шутом на колени. - Пожалуйста, сделай это. Освободи меня! Кто, если не ты? Я же не смогу сам. Избавь меня от всего... - и самое страшное было в том, что сквозь пьяную страдальческую пелену во взгляде Штефана всё яснее проступала осознанная решительность. Настолько твёрдая, что Шут и поверил бы в эту ситуативную серьезность Штефана, если бы не запах алкоголя. - Я тебя умоляю, друг... освободи!
- Ты серьёзно думаешь, что я способен убить друга? Убить, а потом ещё и жить спокойно после этого? - масочник встал, со странной смесью сочувствия и раздражения смотря на графа. - Ну, как хочешь... - и коротко, почти без замаха саданул тому кулаком в висок. - Проспись сначала!

Штефан, всё это время неотрывно смотревший на Шута, даже не заметил этого движения. Под веками у него просто неожиданно ослепляющее вспыхнуло - и вампир беспомощно повалился на бок. И он не попытался встать. Остался лежать, подобрав к животу колени и сжавшись в комок.
- Она меня ненавидит... - снова обреченно прошептал вампир. - За всё это. За нас... Зачем я пошёл в эту чёртову школу, что я там забыл?! - вампир бессильно закрыл глаза и тихо просипел: - Ты ведь сделаешь это? Я же трезвый... я уже трезвый, я всё прекрасно понимаю. И я расскажу, как. Только Кристи не говори, она не простит того, кто убил вампира. Никто из вампиров не простит. Поэтому никто не должен знать. Я не хочу больше существовать, Амадун. Теперь всё не имеет смысла...
Масочник выслушал его молча. И долго ещё молчал после того, как граф перестал говорить. Потом только тихо вздохнул.
- Хорошо, Штеф... - в голосе его послышалась усталость. - Давай тогда договоримся. Я убью тебя. Сам, лично, как ты и просишь. Но завтра. Обещаю. Идёт?
- Да... спасибо...
- Тогда вставай! - почти приказал Шут, решительно выпрямляясь и протягивая другу руку. - Хватит валяться. И сопли подбери!
Аристократ крепко ухватился за протянутую ладонь и тоже встал.
- Я... пойду...
- Иди, - кивнул Амадун. - Я к тебе скоро присоединюсь.
Внешний вид: длинное чёрное платье в пол с узкими рукавами и воротом под горло, черные перчатки (опционально), тонкое кольцо со светлым камнем на указательном пальце левой руки (опционально).
Вещи с собой: --
Действующие магические эффекты: --

"Меня интересует только магия" (с)
Аватара пользователя
Ириаслан Исилмэ
Преподаватель Магических потоков
Сообщения: 119
Зарегистрирован: Ср ноя 22, 2017 3:37 am
Контактная информация:

Разрыв связи

Сообщение Ириаслан Исилмэ » Сб мар 03, 2018 3:46 am

Долина Странников, параллельный мир.
Середина мая 2017 года (приблизительно 20 мая). Даты уточняются в процессе связи соседних отыгрышей.
Поздняя ночь.


Лог 4. Ириаслан и Тёмиус.


Это был тот сон, который сложно отделить от реальности.
Ириаслан надолго провалилась в беспамятство. И неизвестно по каким тропам плутало её воспаленное сознание. Последние полчаса эльфийка с неразборчивым бормотанием металась на постели, путаясь в покрывале и слепо отмахиваясь от окруживших её призраков.
Смрадное дыхание одного из них она чувствовала рядом с собой. Слышала гнилое бульканье в изъеденной червями глотке, чувствовала, как под весом тела проседает постель. Видела голодные жёлтые глаза, вспыхнувшие в опасной близости от её лица.
Магия! Где вся её магия? Почему в этом кошмаре Ириаслан чувствовала себя пустой, как иссякший родник?
«Нет… ты не можешь… не здесь!... Тэм…»
- Тэм! - она проснулась так же резко, как и провалилась в кошмар, вскинувшись с лежащих рядом подушек. Место вокруг оказалось совершенно незнакомым.
Полумрак, мебель необычного дизайна. Несколько изящных вещиц на полках. Чувствовалось, что к интерьеру приложила руку женщина. Обычно, если мужчина пытается обставлять комнату, то выходит или аскетичный минимализм, или смесь музея с помойкой.
- Я тут, – услышала Исилмэ мягкий успокаивающий шепот некроманта. На лоб эльфы легла прохладная ладонь. По телу прошла легкая волна энергии, стирающая слабость, ломоту и другие неприятные ощущения.
- Ты спала почти сутки, - тихо проговорил Тёмный. - Часть твоей энергетики пришлось практически восстанавливать заново. Ты сейчас очень слаба, и магией тебе лучше не пользоваться. Твои чакры практически полностью осушило.
Чародей на несколько минут отошел от кровати ледянницы, чем-то позвенел в полумраке и, вернувшись, поднес Ириаслан стеклянный стакан с каким-то напитком. Золотистая жидкость пахла цитрусом, мятой и ромашкой.
- Выпей, драгоценная, это лекарство.
Мужчина аккуратно приподнял ледяницу и подложил ей под спину подушки. Ничего больше не сказал. Чародею очень не хотелось как-то акцентировать внимание эльфийки на её беспомощном состоянии. Ириаслан, по наблюдениям Тёмного, была из той породы существ, что собственную слабость воспринимают невероятно остро и болезненно.

Ледяница потеряным взглядом проследила за ушедшим и вернувшимся некромантом, без вопросов приняла из его рук бокал. В три больших глотка выпила зелье и, медленно отняв бокал от лица, присмотрелась к тонкому стеклу. Красивый узор на стекле расплывался и подрагивал. Исилмэ медленно опустила ладони на покрывало, так и не выпустив бокала. Подняла взгляд на некроманта. В полумраке черты лица его тоже различались с трудом. Но память дорисовала на спокойном хищном лице горящие, безумные, как от чумной горячки, жёлтые глаза. Потребовалось некоторое усилие, чтобы отогнать от себя морок, выжженный в сознании кошмаром.
Ириаслан провела рукой по своему лицу, тяжело и медленно моргнула. Хорошо, что рядом не было зеркал. Ей бы не понравилось то, что она могла увидеть.
- Сколько я спала? Сутки? Думала, дольше... А где мы?
Некромант аккуратно забрал у эльфийки бокал и вернул его обратно на небольшой столик.
- Ты у меня в гостях. Это дом, в котором я когда-то жил и живу периодически сейчас. Наверное, самый близкий перевод на понятный тебе язык будет звучать как «Дом Странников», - мужчина на несколько минут задумался. - Или «Дом Изгнанников». Это долина, в которой мой народ живёт уже практически тысячу лет и столько же называет её домом. Я принёс тебя сюда, потому что сейчас это самое безопасное место, где тебе могли оказать помощь в полном объёме. - Тёмный уселся на краешек кровати. - Кризис уже миновал, но до полного выздоровления тебе ещё далеко, так что не пытайся вставать. Твоё тело еще не до конца восстановилось, да и тонкие оболочки требуют покоя. Как ты вообще себя чувствуешь? Что-нибудь болит?
- Я... - Исилмэ взглянула на свои руки. Медленно, будто забыла, как это делается, соединила кончики пальцев друг с другом. - В порядке. Кажется... - и замолчала, прислушиваясь к внутренним своим ощущениям.
В голове было пусто и устало. Ощущалась лишь пустота, в которой не разглядеть душевного надрыва. С которой можно двигаться, говорить, действовать, жить - и всё будет так, как было до этого. Но чего-то неизвестного, невосполнимого будет не хватать. Ириаслан попыталась заглянуть глубже обычных ощущений, но в виске кольнуло, и эльфийку чуть повело в сторону. Подушки оказались очень кстати. Ледянница даже не поняла, что в какой-то момент осела спиной на них. Медленно приложив пальцы к левому виску, она погладила подушечками то место, под которым пряталась дрожащая синяя жилка.
- Всё хорошо. А... - видит Небо, даже имя называть не хотелось, но есть дела, которые нельзя ни на минуту оставлять за спиной. - А Штефан? - леди подняла взгляд на чародея.
Некромант отвернулся, наблюдая, как ветерок проскальзывает в открытые окна и играет занавесками.
- Он жив и относительно здоров. Он искал тебя, но я был слишком занят тобой и счёл не в праве отвлекаться на то, чтобы открутить упырю голову. Подозреваю, сейчас он уже куда-нибудь смылся, и ближайший месяц мы с ним не встретимся.

Эльфийка промолчала. Что бы ни думала она о безрассудстве Штефана и собственной глупости, сейчас она всё равно была слишком слаба, чтобы действовать. И слишком измотана, чтобы оценивать здраво. Странно было после всей этой агонии понимать, что вместе с неизбежной гнилью пришлось выжечь часть себя. Чем это обернется в будущем? Ириаслан не могла знать. И, признаться, была рада, что судьба не отметила её даром прорицания. Провидь она грядущее, возможно, вся жизнь её встала бы с ног на голову. А сейчас Исилмэ могла знать только то, что весь следующий месяц у неё будет время, чтобы предвосхитить возможные последствия. Но месяц этот начнется не сегодня. И пусть бы даже не завтра! Она слишком устала. И благодарение Небу, что вообще жива! Хотя, нет. Не небу.
- Тэм... - сухая ладонь, непривычно теплая, накрыла руку некроманта. Эльфийка в первый момент побоялась звать его по Имени. После всех глупых ошибок случайно выдать вампиру еще и чужое Имя было бы катастрофой! Но как еще можно передать всё то, что Ириаслан хотела сказать? В голове у неё плавал туман. - Та'алион... Я догадываюсь, чего тебе мог стоить ритуал. И, кажется, не расплачусь с тобой никогда. Жизни моей не хватит, но... - ледянница подняла взгляд на некроманта, - что я могу сделать для тебя?
Некромант ласково улыбнулся эльфе, и гламор, скрывавший его истинную суть, начал медленно развеиваться, открывая истинное лицо чародея. Сейчас он не боялся показать себя таким, каков он есть.
- Ничего не надо, - тихо вздохнул мужчина. - Пусть это будет тебе небольшим подарком, - бледная ладонь с длинными трех суставчатыми пальцами накрыла кисть Ириаслан.

И чародей замолчал, глядя куда-то в сторону. Ситуация, в которой все они оказались, была крайне неприятной. И он считал себя отчасти в этом виноватым. Нужно ведь было что-то сделать раньше. Хотя бы просто настучать по загривку глупому вампиру, напросившемуся к нему в ученики, и объяснить доступными словами весь конфуз ситуации. Защитить каким-то образом Ириаслан, даже если бы ей подобная опека не понравилась.
Теперь уже Тёмный рвал себе душу, ведь он едва не опоздал. Что бы случилось, если ледянница не решилась придти к нему за помощью? Одни Двуликие Боги ведают.

Исилмэ долго смотрела на длинные тонкие пальцы, накрывшие её ладонь, не решаясь вторгаться в мысли Древнего. А потом тоскливо вздохнула.
- Всё имеет свою цену, Тэм, - тихо проговорила она, высвобождая собственную руку и возвращая взгляд к лицу некроманта, с которого медленно "стекал" гламор, обнажая нечеловеческие, змеиные черты лица. Эльфийка смотрела на него, и взгляд её казался пустым.
- Всему есть цена, - повторила Ириаслан и, едва-едва дотронувшись до лба мужчины, отбросила в сторону тонкую прядку тёмных волос. Блекло, но искренне улыбнулась, проведя пальцем вниз, до острой скулы. - Даже если сейчас ты не хочешь её назвать.
"А я не уверена, что со мной будет после всего. И смогу ли отдать кому-то ещё хоть что-нибудь".
И всё-таки, настаивать она была не в праве. И не в силах. Среброволосая наклонила голову, молча принимая сегодняшний выбор некроманта. И, понимая, что рано или поздно к этому вопросу придётся вернуться, откинулась назад, на подушки. Мягко, удобно. Как было бы хорошо не вставать еще долго-долго...

- Драгоценная... – осторожно начал мэтр, стараясь подбирать слова как можно тщательнее. Но в его ровной речи Ириаслан всё равно слышала нотки сомнения. - Если ты действительно думаешь, что на тебе висит какой-то долг передо мной, то... у тебя будет шанс отблагодарить меня.
Мужчина указал на открытое окно, через которое видны были три разноцветные луны высоко в небе. До полнолуния всем трём осталось совсем немного.
- Когда Сёстры встретятся на небосклоне, мы будем праздновать это и приветствовать их,- чародей задумался на секунду, стараясь подобрать нужные слова. - Это праздник всего нашего народа. И мне, как одному из касты Древней крови, необходимо присутствовать на нём. Поэтому я прошу тебя быть моей спутницей и гостьей на этом торжестве.
- Праздник? - нотка удивления просочилась даже в бесцветный шелестящий голос ледянницы. Ириаслан остановила потусторонне-пустой взгляд на едва заметно шевелящихся от дыхания ветра занавесках. Попроси её некромант раньше она, возможно, задумалась бы о том, какой смысл может скрываться за такой просьбой - в её глазах услуга и "оплата" оказывались слишком уж неравноценны. Но сейчас эльфийка чувствовала себя слишком опустошенной, чтобы размышлять об этом или требовать объяснений. Поэтому такую цену за спасение своей свободы она приняла безропотно.
- Если ты просишь, то конечно. Я пойду с тобой. Вот только... - Ириаслан не без некоторого усилия, опираясь руками о постель, заставила себя сесть ровнее. И слабость, отозвавшаяся в теле после такого простого действия, заставила её разочарованно поджать губы. - Тебе, кажется, придётся найти для меня подставку... - это, конечно, была шутка. Но и шутливый огонек в туманном взгляде эльфы уместнее было бы сравнить с огоньком потухающей свечи.
Некромант мягко улыбнулся в ответ.
- Думаю, к началу Небесного Танца ты вполне оправишься. А пока, будь гостьей в моём доме, - мужчина едва слышно щелкнул пальцами, и тут же в открывшуюся дверь шагнули две девушки. Невысокого роста, с тёмными волосами до плеч, одетые в строгие чёрные платья с минимумом украшений. Их на первый взгляд обычные глаза скрывали в себе странную и маленькую золотистую искру.
- Это - Э`лом и Ке`ари из касты Юной крови. Они будут помогать тебе по мере своих сил, возможностей и умений. Если тебе понадобится что-то, скажи им, и они позаботятся об остальном.

Эльфийка ненадолго остановила взгляд на девушках. Сейчас, сколько ни всматривайся, она не сумела бы запомнить даже их лица. Не то что имена. Мысли из уставшего сознания выскальзывали, как юркие рыбки из онемевших пальцев. Ледянница не чувствовала себя способной хоть сколько-нибудь сосредоточиться. Но некромант всё же видел, как по слоям тонких аур эльфийки то и дело прокатываются судорожные всполохи силы, гаснущие на полпути.
- Спасибо, - Ириаслан по привычке чуть наклонила голову, обозначая благодарность. - Но сейчас, думаю, мне вряд ли понадобится что-то кроме сна и долгой тишины.
Она позволила себе сползти чуть ниже по горке подушек за спиной и прикрыла глаза, чтобы действительно провалиться в спасительный сон. Но потом все-таки снова взглянула на некроманта.
- Через сколько дней праздник?
- Он начнется, как только ты достаточно окрепнешь, - улыбнулся маг. - Время не имеет значения. Всё наступит в свой срок, - прохладная рука коснулась лба эльфы. - А сейчас… спи!
Последнее слово мужчина выделил какой-то особой интонацией, и эльфийка почувствовала, что тонет в чёрном целебном сне. Без сновидений.
Внешний вид: длинное чёрное платье в пол с узкими рукавами и воротом под горло, черные перчатки (опционально), тонкое кольцо со светлым камнем на указательном пальце левой руки (опционально).
Вещи с собой: --
Действующие магические эффекты: --

"Меня интересует только магия" (с)
Ответить

Вернуться в «Спин-офф»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость